Donfish.org: Рыбалка в Донбассе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Беседка » Заметки на полях прожитой жизни


Заметки на полях прожитой жизни

Сообщений 91 страница 94 из 94

91

Социализм без секса

Не становитесь холопом другого человека. Не допускайте безнаказанного попрания ваших прав. Не делайте долгов. Не принимайте благодеяний. Не становитесь прихлебателями или льстецами. А кто превратил себя в червя, пусть не жалуется потом, что его топчут ногами - Иммануил Кант.
Гораздо больше людей сдавшихся, чем побежденных - Генри Форд.

Часть 1. Шут, самодур или Хозяин?

В представлениях многих людей социализм неразрывно связан с людьми, его олицетворявшими, в первую очередь – с руководителями «партии и правительства». Однако наша жизнь была слишком далеко от них, и они от нее. Так называемые «разговоры на кухне», скорее всего, были характерны для Москвы, а в жизни обычных людей вопросы политики вряд ли занимали 2-3 процента. Конечно, они прорывались иногда анекдотами, частушками:
«Огурчики-помидорчики,
Сталин Кирова убил в коридорчике!»
Анекдоты ходили даже о Сталине при его жизни, а уж о Хрущеве они просто превратились в отдельный пласт культуры.
Но был ли он на самом деле анекдотичен, или это была просто хитрая маска?
Хрущеву многое можно простить за открытие правды, реабилитацию огромного количества ни в чем не повинных людей, за оттепель, за возвращение писателей и художников, вообще за воздух свободы. Те, кто его вдохнул, начали выздоравливать. И это ведь он затеял огромное строительство, благодаря чему люди, наконец, начали получать отдельные квартиры и жить по-человечески. За это можно ему простить кукурузу, Манеж, ботинок в ООН и другие глупости.
http://s2.uploads.ru/t/Ce1rW.jpg

Жаль, что я тогда этого не понимал. Мне не хватало широты мышления, знаний, информации, в общем, и политика меня в те годы мало занимала.
О Н.С.Хрущеве написаны сотни книг, воспоминаний, тысячи статей, сняты десятки фильмов и повторять их пустая затея. Расскажу лишь несколько эпизодов из собственной жизни, жизни человека, невероятно далекого от «коридоров власти».
Один раз в жизни я видел Хрущева не на экране телевизора, и не на фотографии в газете, а вживую.
Однажды, будучи в Москве, я купил билет на какой-то спектакль в Кремлевский Дворец съездов. Однако во Дворце оказалось, что вместо этого спектакля почему-то пустили балет «Лебединое озеро». Причина выяснилась во втором отделении.
Вот воспоминания Н. Колоколова: «В начале 60-х годов проводились многие мероприятия с участием Н.С.Хрущева. Я вспоминаю события, которые мне запомнились своей неординарностью. Вот одно из них - визит премьер-министра Лаоса Суванна Фумы. По программе визита было предусмотрено официальное посещение спектакля в Кремлевском Дворце съездов, кажется, балета "Лебединое озеро". В те времена в связи с визитами высоких гостей мы очень часто заказывали этот балет через Министерство культуры. Гости были приглашены в особую ложу. Если смотреть на сцену из зала, она находится справа. Ее мы называли ложей Политбюро. Перед началом спектакля во время таких визитов было предусмотрено исполнение государственных гимнов гостя и Советского Союза.
После третьего звонка я провел Суванна Фуму в ложу, отсчитал из 16 кресел в первом ряду нужное число и предложил премьер-министру занять место рядом с креслом, на которое, предполагалось, сядет Н.С.Хрущев. Вслед за лаосскими гостями я пригласил Никиту Сергеевича и наших товарищей. Н.С.Хрущева я встретил около входа в ложу и предложил ему пройти и сесть на соответствующее место. Никита Сергеевич что-то сухо пробурчал в ответ. Видимо, мой "указующий" тон ему не понравился. Затем, не поворачивая голову в мою сторону, довольно громко сказал мне: "Куда хочу - туда и сяду". И вдруг со всего маху локтем ударил меня в живот. У меня перехватило дух. Хрущев сел в кресло, которое было левее от кресла Суванна Фумы на два пустых места.
В этот момент зажгли полный свет в зале, зазвучали гимны Лаоса и Советского Союза. Люди, смотревшие из зала, увидели, что в правительственной ложе между Хрущевым и Суванна Фумой было два пустых кресла. Естественно, возникла мысль: "Может быть, это какой-то политический жест, может быть, в фойе они поругались?" После исполнения гимнов свет был потушен и началась увертюра.
Федор Федорович Молочков, тогда заведующий Протокольным отделом, прибежал в ложу и спросил: "Ты куда Никиту посадил?". Я ответил Молочкову: "Я его сажал куда надо, но он не захотел, еще и дерется". Тут мы с ним решили, как поправить это дело. Я попросил перед вторым действием вновь зажечь свет в зале, поскольку был уверен, что Никита Сергеевич, поняв, что он поступил неправильно, сядет рядом с Суванна Фумой. Зажегся свет, вновь ударила дробь барабанов, все встали. Н.С.Хрущев и Суванна Фума стояли на этот раз рядом. Кинооператоры сделали повторные съемки. Затем погас свет, и спектакль продолжился. Эти два момента были потом смонтированы, и непосвященным людям, кто не был в этот вечер в зале, все было представлено в средствах массовой информации должным образом.»
Но я как раз там был.
После антракта вокруг меня все вдруг встали и начали бурно аплодировать. Перед началом спектакля тоже все стояли, но я это отнес на счет того, что играли Гимн, никто не аплодировал. На ложу я не смотрел по своему неведению. Теперь же все смотрели в одну сторону – на ложу Политбюро. Там стоял Хрущев с Суванна Фумой.
http://s6.uploads.ru/t/CEsqj.jpg

Минут 15 все стоя аплодировали, солисты стелились на сцене перед Хрущевым (кажется, это были Фадеечев и Плисецкая), а я продолжал спокойно сидеть. Насчет Фадеечева я не совсем прав: он только один раз наклонил голову в сторону Хрущева и так стоял. Плисецкая же раз 10 отбегала назад и потом в глубоком поклоне подбегала и буквально стелилась по полу в сторону Хрущева. Это мне было противно наблюдать. Я считал, что с точки зрения вечности Плисецкая стоит на порядок выше, чем Хрущев. Окружающие на меня косились, но никто, видимо, не сдал, пожалели 17-летнего пацана, так что из театра я ушел своими ногами. К тому же, стоящие вокруг люди меня закрывали, и наблюдателям меня не было видно. Спектакль заменили, потому что Хрущев, кроме «Лебединого озера», ничего не смотрел.
Характерным в этом эпизоде является то, что Молочков жалуется на Хрущева за удар «под дых», явно не думая, что мог бы при предыдущем правителе загудеть в лагеря или быть расстрелянным.
А о существовании Лаоса я вообще знал только благодаря красивым маркам с изображениями слонов, которые (марки, а не слоны) были в моей коллекции.

+11

92

Социализм без секса

Часть 2. Падение
Очень интересную историю рассказывал нам с мамой Сергей Борзенко вскоре после «судьбоносного» октябрьского пленума ЦК КПСС 1964 г.
Борзенко Сергей Александрович был первым мужем моей матери.
http://s5.uploads.ru/Nr7vy.jpg
В свое время он был достаточно известным человеком, его именем называли поезда, выпускали почтовые конверты с его портретом, в Харькове  есть улица Сергея Борзенко, в 2013 году открыли  мемориальную доску Сергею Борзенко. Мемориальная доска Сергея Борзенко расположена на здании школы №30, в которой создан его музей.
http://s3.uploads.ru/MJ0uo.jpg
http://sa.uploads.ru/tV7iB.jpg

В 1933-1937 годах работал в газете "Краматорская правда", и там собрал и объединил молодых литераторов, став родоначальником Краматорского городского литературного объединения. В Краматорске на здании, где находилась редакция газеты "Краматорская  правда", установлена мемориальная доска, его именем названа площадь. Не знаю, возможно, площадь уже декоммунизировали и переименовали, а доску сняли, пусть краматорчане напишут.
http://s3.uploads.ru/3q2UO.jpg
Во время Великой отечественной войны он был военкором газеты «Знамя Родины».
http://s9.uploads.ru/AJGWD.jpg

«Писатель армейской газеты «Знамя Родины» (18 армия) майор административной службы Борзенко С. А. высадился на берег Крыма в районе посёлка Эльтиген, в ходе Керченско-Эльтигенской операции войск Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота в ночь па 1 ноября 1943 года с первым десантным отрядом 318 Новороссийской стрелковой дивизии. Этот отряд состоял из полутора батальонов. Немногочисленный по своему составу,он с ходу вступил в бой с сильно укрепившимся противником. В силу сложившейся обстановки и большой убыли офицерского состава майору Борзенко как старшму по званию пришлось лично участвовать в руководстве боем десантного отряда. Когда немцы бросили в контратаку тацки, прорвавшиеся на 100 метров к командному пункту отряда, Борзенко вместе с офицерским составом отбивал гранатами в передовой цепи подошедшие танки,лично показывая пример и руководя бойцами.
Все время находясь в десанте, Борзенко лично участвовал в отражении непрерывных контратак противника, число которых в первые дни доходило до 17—19.
Несмотря на тяжелые условия десанта, Борзенко выполнял и свою непосредственную обязанность военного корреспондента армейской газеты «Знамя Родины».
Сергей Борзенко неоднократно принимал участие в боях и отдельных ответственных операциях. Осенью 1942 г. он участвовал в диверсионном отряде, направленном командованием армии в тыл врага северо-восточнее Туапсе. Около трёх месяцев он провёл в десантных частях, действующих под Новороссийском в районе Мысхако. Он участвовал в штурме Новороссийска и во всех последующих боях на Таманском полуострове.
За героизм и мужество, проявленные при высадке десанта на Керченский полуостров, Указом Президиума Верховного Совета СССР Борзенко С. А. присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
С 1944 года полковник Борзенко С. А. — корреспондент газеты «Правды».
С. Борзенко был абсолютно бесстрашным человеком и всегда оказывался в самых горячих точках, в гуще событий. Как специальный корреспондент «Правды» в Корее он был на передовой и написал цикл очерков— «Корея в огне» (1951 год), «Мужество Кореи» (1953 год). В качестве военного корреспондента освещал события на советско-китайской границе в период вооружённого конфликта в районе острова Даманский 2-15 марта 1969 года.
В августе 1968-го Борзенко с первыми танками вошел в Чехословакию, написал очерк "Вода и кровь". Он рассказывал, что на площадях Праги огромными буквами было написано: «Борзенко, убирайтесь домой!». Он эти надписи видел с вертолета.
Награждён орденом Ленина, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, медалями, а также иностранными орденами.
Скончался в 1972 году в Москве, где и похоронен на Новодевичьем кладбище.
Почему Сергей и мама разошлись, для меня осталось тайной, и эта тайна, видимо, никогда не будет раскрыта. Я думаю, просто два человека с сильными характерами не могли ужиться рядом. Но они оставались в хороших отношениях, переписывались даже во время войны, и Борзенко обязательно, приезжая в Харьков, приходил к нам и часами рассказывал разные истории. Рассказчик он был просто великолепный.
Почти всегда он приезжал после своих острых командировок.
Он был душой и любимчиком любой компании, о чем пишут многие его друзья и знакомые в своих воспоминаниях.
У меня сложилось впечатление, что он рассказывал матери много такого, о чем он больше никому не мог рассказать, а выложиться хотелось.
Например, он рассказывал, что во время карибского кризиса Хрущев был очень воинственно настроен, и с этим настроением пришел домой. Но его жена Нина разъярилась, начала его бить со словами: «мало тебе одной войны? Войны ему захотелось!». На следующий день он пришел на Политбюро с синяками на лице, и было принято решение вывозить ракеты с Кубы. В последующих исторических материалах и мемуарах самого Никиты Сергеевича это подается, как великая мудрость советского руководителя.
Как это стало известно Сергею – не знаю, но звучало очень правдоподобно и красочно.
Часто и много он говорил о космонавтах, о Юрии Гагарине, с которым дружил, о и котором написал книги.
http://sd.uploads.ru/2w3Ml.jpg
К сожалению, как и всякого нормального парня, меня тогда больше заботила моя личная жизнь, что-то я запомнил, но многое потеряно безвозвратно.
Еще он говорил, что у него в ящике стола лежит большой роман, но его невозможно сейчас опубликовать, так как там затронуты многие слишком высокопоставленные лица. Так этот роман и не был опубликован и после смерти Борзенко.
Вот и после пленума, на котором убрали Н.С. Хрущева, он очень много рассказывал.
Тогда я, правда, воспринял его рассказ как журналистскую байку, уж слишком все было неправдоподобно.
В октябре 1964 года Сергей Борзенко в течение 2-х недель находился в США в составе делегации Совета ветеранов СССР по приглашению американского совета ветеранов. Кроме него там были: гвардии подполковник Ирина Левченко, генерал-лейтенант Виктор Позняк и Овидий Горчаков, разведчик и писатель (псевдоним Гривадий Горпожакс, совместно с Г. Поженяном и В. Аксеновым), прототип майора Вихря из повести Юлиана Семенова. В последний день пребывания, 16 октября они были приглашены к участию в шоу-программе Дэвида Саскинда (Саскайнд, David Susskind).
Жаль, что я не записал тогда этот рассказ.
Дэвид Саскинд был знаменитый тогда автор и ведущий телешоу. Этот ведущий славился остротой своих передач. Посол СССР в США (насколько я понимаю, это был Михаил Меньшиков) в 1962 году был снят с должности после интервью с Саскиндом, и больше никому из наших не разрешалось в этих шоу участвовать. Насколько я помню из рассказа Борзенко, дело было так. Саскинд спросил у посла, кто бы мог заменить Хрущева в результате выборов. Тот, конечно, взмок и сказал, что никто другой не победит. «Но все-таки, у вас должно же быть собственное мнение – кто лично Вам импонирует на месте 1-го секретаря, если вдруг Хрущева не станет?» Тот начал что-то блеять. Тогда  Саскинд отключил его микрофон и несколько минут показывал бессловесные ужимки посла. После этого Саскинд сказал, обращаясь к аудитории: «Вы видите, и этот человек является связующим звеном между двумя великими державами!». Посла тут же отозвали, хотя в советской прессе указывается совсем другая причина – якобы, Громыко неизвестно за что внезапно невзлюбил Меньшикова.
Хрущев в 1960 году отправился в Нью-Йорк, на сессию Генеральной Ассамблеи ООН.
«Американские власти, полагая, что Хрущев будет использовать любую возможность для публичной критики американского руководства, «намекали» руководителям и владельцам основных средств массовой информации не делать Хрущеву паблисити: не предоставлять ему трибуны для выступлений, не брать у него интервью, освещать его пребывание в стране только в общих чертах.
Журналисты не рвались к нему, а всего год назад от них отбоя не было, газеты и телекомпании словно забыли, кто он такой.
Все-таки одно интервью, и очень значительное, ему дать удалось.
В США тогда телевизионных каналов было мало, кажется около девяти. И работали они не круглосуточно, как сейчас, а где-то до часу ночи. Так вот, Дэвид Саскайнд вел на канале «Си-би-эс» еженедельную передачу (говоря современным языком, ток-шоу) под названием «Без конца», в ту пору одну из самых рейтинговых на американском телевидении. Она всегда стояла в программе последней и могла длиться ровно столько, на сколько хватало собеседника, практически хоть до утра.
Дэвид Саскайнд брал интервью у крупных политиков, кандидатов в президенты, стриптизерш и полицейских. Короче, это были самые разные люди, которые представляли интерес для зрителей. Саскайнд, несмотря на отношение американских властей к высокому гостю из Москвы, решил пригласить Никиту Сергеевича в студию. Хрущев, конечно, охотно согласился». (Из воспоминаний переводчика Виктора Суходрева).
В это время ФБР дало указание замалчивать пребывание Хрущева в США и не давать ему трибуну и возможность разъяснять свою позицию американским журналистам. Когда появился анонс интервью, офис Саскинда был затоплен телефонными звонками, телеграммами, и почтой ненависти от людей, которые называли Саскинда "грязным красным" и "жидом". Саскинд утверждал, что угрозы были сделаны в отношении его детей. В передовице New York Daily Mirror было сказано: "Когда начнется шоу Саскинда, мы должны отключить телевизор". Ну, демократия, сами понимаете.
Это не я придумал, это написано в книге «David Susskind: A Televised Life by Stephen Battaglio». Там же сказано, что, возможно, это был единственный случай, когда Саскинд потерпел поражение. Хрущев его просто задолбал, хотя Саскинд написал более ста вопросов для Хрущева. В процессе интервью была сделана рекламная пауза, во время которой вместо обычной рекламы были показаны карикатуры на Советский Союз. Хрущеву передали об этом в записке. "Вы боитесь коммунизма, боитесь правды!", сказал Хрущев после получения записки. "Ну, ладно, пусть показывают. Мы не боимся. Это только сделает нас сильнее". Хрущев не заметил, что с него сняли микрофон, и никто из зрителей не услышал, что русские хотят дружбы и мира с Соединенными Штатами.
http://s2.uploads.ru/HwhBj.jpg
Саскинд и Хрущев
Конечно, запомнить состав делегации в 1964 г я не мог, так как никого из них, кроме Сергея, не знал. В биографических материалах никого из участников об этом шоу нет никаких упоминаний, вообще в советской прессе нет ничего о событии, произошедшем на американском телешоу в момент смены власти в СССР.
Однако в новостных выпусках американских газет за 16 окт. 1964 информация об этом шоу подается одновременно с новостью о захвате власти Леонидом Брежневым. Я нашел их в архивах «San Antonio Express» и «The Palm Beach Post». Наверняка есть и в архивах других газет, просто эти бесплатные. В этих же новостях четко сказано, что новость о свержении Хрущева пришла именно в момент телешоу Саскинда.
Кстати, в этих статьях нашлось кое-что для меня интересное. Там были первые комментарии о причинах, по которым убрали Хрущева. Хрущев проводил пересмотр догм слишком далеко и столкнулся с мощным противодействием, включая военных. Хрущев был обвинен в развитии ползучего капитализма, он предложил революционный шаг о приоритетном развитии в экономике легкой промышленности, а не тяжелой промышленности. Это было бы отходом от 40-летней политики, и привело бы к понижению военного производства. Кроме того, Хрущев ожидался в Бонне в начале следующего года для своего первого визита в Западную Германию, и он даже высказался в том смысле, что каждая страна имеет право выбирать свое собственное правительство и что немцы должны решить для себя, должна ли их страна быть коммунистической или демократической. Канцлер Германии Людвиг Эрхард сказал, что после получения информации из первых рук, он может пересмотреть, может ли объединенная Германия быть партнером СССР. Именно тут Хрущев зашел слишком далеко. Кроме того, в американских газетах высказывается мнение, что спокойная смена власти произошла вследствие предварительной договоренности Хрущева с Брежневым, а пленум был просто спектаклем. Хотя это противоречит официальной советской версии, но выглядит очень правдоподобно, учитывая последующую спокойную старость Хрущева.
Однако, в новостях не приводится конкретное содержание телешоу, отсутствуют вопросы и ответы, поэтому приведу их в том виде, в котором я запомнил из рассказа Сергея Борзенко.
С большим трудом Борзенко удалось получить в ЦК КПСС разрешение на интервью. Но он был бесстрашным журналистом, коммунистом до мозга костей, ему это было страшно интересно. Сначала Позняку не разрешили участвовать, чтобы генерал не опозорился, но Борзенко настоял, так как генерал владел информацией, которая могла пригодиться. Дело было 16 октября 1964 г.! Такие бывают невероятные совпадения.
Пленум ЦК КПСС, на котором сняли Н.С. Хрущева, состоялся на самом деле 14 октября, но первая информация о нем появилась в советской прессе именно 16 октября.
Борзенко много рассказывал, какие вопросы им задавали, и как он ловко их парировал. Внезапно на столе у ведущего зазвонил телефон. Саскинд взял трубку и изменился в лице. Немного помолчав, он сказал: «В России революция. Хрущева свергли. Власть захватили Брежнев и Косыгин. Что вы можете сказать по этому поводу?». Генерал тоже изменился в лице и сказал: «Это чудовищная провокация! Мы немедленно уходим!»  Саскинд сказал, что он ожидал именно такой реакции, поэтому он сейчас наберет советское посольство, и пусть они поговорят. Борзенко взял трубку. Ему ответил охранник, который сам ничего не понимал. Он сказал, что ничего не знает, в посольстве никого нет, все куда-то сбежали. Генерал все время порывался уйти, но Борзенко его отговаривал. Наконец ведущий связался с Москвой. Здесь уже была достоверная краткая информация о Пленуме, и Борзенко с генералом согласились продолжать. Ведущий спросил, кто такой Брежнев? Мол, он о нем ничего не знает, и уверен, что и его собеседники ничего не знают, так как это темная лошадка. На это Борзенко ответил: «Почему же – не знаем? Я с Леонидом Ильичом на Малой земле спал валетом на одной раскладушке, часто с ним встречаюсь». Дальше он начал рассказывать о Брежневе. Воспоминания об испытанном во время этого интервью адреналине вызывали у Сергея восторг.
Саскинд был тоже в восторге. Он попал в яблочко. Как пишут газеты, в основном он задавал всем участникам вопросы о возможном изменении курса СССР, в том числе – по отношению к США, и все соглашались, что политика Хрущева будет продолжена Брежневым.
Моя привычка не доверять никакой официальной информации сработала и здесь. Почему приглашение советской делегации было назначено именно на этот день? Все ведущие телешоу тщательно готовят свои программы, у них для этого есть большой штат помощников. Так что, я не исключаю, что у Саскинда была инсайдерская информация о готовящемся Пленуме, и он думал о рейтинге своего шоу. Приглашение других личностей, не имеющих отношения к происходящему в Москве, заставило бы его просто кусать локти об упущенной возможности. Впрочем, это, конечно, мои измышления, не более.

+10

93

Социализм без секса
Часть 3. Советская философия

Через несколько лет после окончания института я поступал в заочную аспирантуру, но не прошел из-за того, что получил тройку по истории КПСС. Все дело было в том, что я перепутал даты проведения каких-то партийных съездов. Вот из-за этого я и недолюбливал историю вообще. В исторических событиях (как понималась история в Советском Союзе) не было никакой логики. Почему какое-то событие произошло именно в 1678 году? Почему Колумб не открыл Америку годом раньше или позже? Каков смысл в дате рождения великого политического деятеля? Почему немереное количество информации нужно запоминать, а не понимать? Например, при сдаче экзамена по математике в конце решения задачи я пришел к табличному интегралу. Табличных интегралов я не помнил. Я просто вывел этот интеграл и получил свою пятерку. В математике была логика, за что я ее и любил.
Но я все-таки уже был взрослым человеком и хотел защитить диссертацию. В аспирантуру меня не пропустили. А ведь моя мама была профессором и членом парткома института! Но она никуда не ходила и за меня не просила. Такие у нее были принципы. Преподаватель истории долго перед ней извинялся и никак не мог понять, почему она его не предупредила насчет сына.
Но мама считала, что каждый человек должен сам добиваться всего в жизни. Когда я поступал в институт, она вообще уехала в командировку на весь период экзаменов. После института меня хотели оставить на кафедре автоматизации химических производств в аспирантуре, но тут она уже воспротивилась, так как считала, что нельзя стать ученым без опыта практической работы.
За дипломный проект я получил пятерку, и мог выбирать место работы.
Среди организаций был строго засекреченный НИИ так называемого «среднего машиностроения». В советское время Министерством среднего машиностроения (Минсредмаш) называлось ведомство, главными объектами которого были разработка и производство ядерного оружия. Оно было организовано в 1953 году, и в его структуру входили собственные рудники, заводы, НИИ, транспорт, сеть связи, вузы и пр.
Там нужны были специалисты по автоматизации в электрохимический отдел, руководитель отдела расписал мне золотые горы, и я  выбрал этот институт. Большим достоинством являлась зарплата в 130 руб., тогда как обычно молодые специалисты начинали с 90 руб. Оказалось, однако, что проблема автоматизации в электрохимии находится в зачаточном уровне, я вскоре заскучал, и начал искать другое место работы.
Я просто ходил по городу (интернета ведь тогда не существовало), заходил во всякие организации, вывеска которых мне нравилась, и шел в отдел кадров. Меня принимали везде, но у меня было одно условие – зарплата 130 грн, и это условие согласился выполнить только начальник отдела кадров КБАиМ Гипрококса. Но я ведь был молодой специалист, и обязан был отработать 3 года по распределению. Поэтому я взял справку от КБАиМ, что они согласны взять меня на работу, и поехал в Киев, в Министерство образования, и получил там документ о перераспределении. Видно, я был достаточно убедителен, потому что о таких перераспределениях я раньше никогда не слышал. И никакого «блата» у меня не было. Маме я об этом ничего не говорил до самой поездки в Киев, так как полностью разделял ее мнение о самостоятельном пути.
Начальник отдела КБАиМ поручил мне разработать математическую извлечения бензола из коксового газа. Модель я разработал, и доложил ее на конференции молодых специалистов. Тут произошла удивительная история. На конференции было жюри из известных ученых, докторов наук. Никто из них меня не знал. Тем не менее, мой доклад занял 1-е место, мне вручили денежную премию, а присутствовавший на конференции главный редактор журнала «Кокс и химия» предложил мне прислать доклад в виде статьи и пообещал опубликовать. Так я впервые самостоятельно написал статью и опубликовал ее без соавторов. Мне тогда и в голову не могло прийти, что надо включать в соавторы начальство или других нужных людей.
Вот теперь уже мама начала настаивать, чтобы я делал диссертацию и поступал в аспирантуру в ХПИ.
После провала на истории я выбрал другой путь – прикрепиться в качестве соискателя к кафедре. Соискатели сдавали только кандидатские экзамены, среди которых вместо истории КПСС была философия.
Это меня вполне устраивало. Философией я заинтересовался после первой лекции по диамату на третьем курсе. Лектор стал за кафедрой и произнес примерно следующее: «Мы с вами приступаем к изучению философии. Предупреждаю сразу – тут придется думать, это вам не история КПСС - уря, уря, мы победили!» Этим он сразу покорил студентов, но спуску не давал.
И я начал читать философские труды, тем более, что вначале шел курс о так называемых «предшественниках» марксизма. Издавали тогда Сократа, Спинозу, Канта, Гегеля, Декарта и др. Их я читал тогда и позже с огромным удовольствием. Особенно я любил (именно любил) Декарта и Спинозу.
Вообще-то я считаю, что Советский Союз погубили вовсе не низкие цены на нефть, холодная война и слабая эффективность плановой экономики. Погубила его первоклассная система советского образования, заставлявшая человека думать. В первую очередь это касалось изучения философии. Пробуждение ищущей мысли в гражданах и явилось самым грозным оружием против коммунистической идеологии. Такова была грубейшая ошибка советской педагогики.
Поэтому я считал, что философию сдам легко.
Меня сразу предупредили, что я должен посещать подготовительные курсы по философии, иначе экзамен я не сдам. И я их прилежно посещал. Кроме того, я выработал для себя тактику задавать как можно больше вопросов и тянуть руку для ответов, чтобы преподаватель меня хорошо запомнил именно как прилежного слушателя. Читал нам лекции зав. кафедры философии, профессор, доктор философских наук И.Н. Кравец. Коронным выступлением этого философа было следующее. Когда мы приступили к изучению философии Гегеля, он сказал: «вообще-то я пытался изучать Гегеля, прочитал 3 страницы и НИЧЕГО не понял! Поэтому я вам расскажу про Гегеля по учебнику – там все понятно». После «прохождения» Гегеля, он решил задать вопрос на понимание. Вопрос был следующий: Почему Гегель, если он был такой умный, не создал диалектического материализма? Я быстренько поднял руку и выпалил: потому что он был профессором! Зал взвыл. Но наш профессор был в восторге. Он сказал, что в жизни еще не слышал такого правильного ответа. Дальше он всем объяснил, почему я прав. Дело было сделано, он меня запомнил.
На экзамене один из вопросов гласил «Критика В.И. Лениным махизма в работе «Материализм и эмпириокритицизм». Я, продолжая придерживаться имиджа сообразительного простачка, сказал, что никакой критики там нет, вождь пролетариата совершенно справедливо просто высмеивает Маха и иже с ним. Типа так: «Вот Мах пишет то-то и то-то - всякому ясно, что это глупость и бред, ха-ха-ха». Вот вам и вся философская критика великого философа В.И. Ленина. Конечно, так отвечать было нельзя, нужно было пересказать учебник по этому вопросу. Но имидж сделал свое дело. Кроме того, экзаменаторам стало понятно, что я на самом деле прочитал эту идиотскую книгу и даже разобрался с ней. А это уже было громадным достижением. Ну и ведь на курсы я исправно ходил. Поэтому мне поставили пятерку.
Вот, она порочность всей системы! Я получил пять баллов по предмету «марксистско-ленинская философия», хотя на самом деле не считал ее философией вообще, вкупе с «Философскими тетрадями» Володи Ульянова и его, якобы, «теорией отражения», о которой неизвестно ни одному профессиональному философу в мире. Он был, конечно, гениальный тактик политической борьбы, и зачем надо было делать из него философа – непонятно.
В то же время сложные философские проблемы продолжали интересовать меня всю жизнь. Я даже впоследствии разработал, ни много – ни мало, «Элементарную теорию жизни».
Ну, это тема не для нашего форума. Хочу только привести один отрывок, имеющий отношение к нынешней ситуации, возможно, не только в Украине.

О внутривидовой борьбе в человеческом сообществе
Принято считать, что войны являются внутривидовой борьбой, присущей, якобы, только человеческому виду. Вроде бы «ворон – ворону глаз не выклюет», а человек - человеку выклюет.
Это глубокое заблуждение. Люди не представляют собой один вид. Биологи классифицируют виды по чисто материальным физиологическим признакам. С этой точки зрения черти и ангелы также принадлежат одному виду, но никому ведь не приходит в голову обвинять их в ведении внутривидовой борьбы. Личность, сознание, либо душа также являются видовыми характеристиками, и они имеют настолько существенные отличия у разных людей, что людей можно классифицировать по этим отличиям в разные виды, и между этими видами идет война. Физиологическое и анатомическое единство является на самом деле не признаком одного вида у людей, а маской. Вообще в мире все так устроено, что истина появляется только в маске, а все, что кажется на первый взгляд очевидным – есть ложь.
Таким образом, нынешнее явно выраженное противостояние является просто следствием межвидовой борьбы в человеческом обществе.
Границы Украины – это территория, помеченная одним видом (наподобие того, как метят территорию собаки), границы Донбасса – территория, помеченная другим видом. Борьба за помеченную территорию неизбежна, и не зависит от желания людей. Логические попытки объяснить права одного вида на территорию другому виду обречены на поражение. Тут нет никакой логики, помечай только ту территорию, которую способен удержать, и все. Аргументы типа «мой пра… пра… дедушка пометил эту территорию тысячу лет тому назад» вообще аргументами не являются. Вопросы помеченной территории решаются только дракой.

+11

94

Михась.
У моей жены есть дальний родственник Михаил С., в нашей семье он проходит под кодовым именем «Михась». Он сыграл огромную роль в моей жизни, хотя я думаю, что он сам об этом не подозревает. Все, что я напишу ниже, основано на моих старых воспоминаниях, и может быть Михасем опротестовано.
Когда мы познакомились, он работал в Інституті мистецтвознавства, фольклору й етнографії ім. Максима Рильського – младшим научным сотрудником. Жил он с семьей в одном из старых корпусов Гостиного двора, расположенного на территории Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры. По моим тогдашним понятиям, его крохотная квартира сильно напоминала келью, но в ней было очень уютно, тепло и спокойно. Возможно, это достигалось стараниями его жены Наташи. Я бывал у них довольно часто,  в разное время года, хуже всего было зимой, так как туалет типа «сортир» находился на улице, и возле него и в нем все было обледеневшим. Зато перед Рождеством на окнах были прилеплены вырезные картинки (не знаю, как они называются) из белой бумаги. Вырезались они из особым образом сложенных листов, которые после разворачивания давали симметричный рисунок, таким образом дети вырезают всякие снежинки, но у них это были целые картины в виде храмов. Было очень красиво.
Как-то перед Пасхой Христовой я попал к ним на расписывание яиц – писанок. Это зрелище меня просто заворожило. Я попросил научить меня, что Михась охотно сделал, и я в последующие годы перед Пасхой делал писанки по этой технологии и раздаривал их знакомым. Он же мне и показал наиболее простые и популярные рисунки, типа «48 клинців» или «дубки». Сам процесс росписи с красками, яйцами и горящей свечкой вносит чрезвычайное умиротворение в душу, что действовало даже на меня – атеиста.
Михась был для меня загадкой. Он был верующим человеком, и мне это не было понятно. Ну, всякие там старушки, больные, увечные, малообразованные – это я еще мог принять, но молодой современный, высокообразованный парень – в этом было что-то неправильное. Сначала я думал, что он просто «прикалывается», но это не вязалось со всем его поведением. Жила семья С. крайне бедно, зарплата у него была мизерная, даже после защиты кандидатской диссертации. И я понимал четко, что ничего другого верующему интеллигенту в нашей стране и не светит. Понимал это, наверняка, и он сам. Вот, если бы он отказался от религии, пообличал попов, вступил в партию – перед ним однозначно открылся бы карьерный рост. Но он этого не делал. И в церковь ходил открыто.
Вот это его спокойное и даже несколько веселое противостояние давлению безбожного общества производило на меня неизгладимое впечатление. И будоражило мою совесть. Понимал ли он сам, что это было противостояние – не знаю.
В те годы я часто ездил в командировки в Киев, в министерство, которое находилось недалеко от Інститута мистецтвознавства, и я изредка заходил к Михасю. И попадал в атмосферу, которая приводила меня в восторг. Я просматривал старинные журналы по искусству и чрезвычайно завидовал Михаилу. О такой работе я мог только мечтать.
Как-то на «Маковія» он взял меня с собой в Боярку, где был праздник с крестным ходом. Я не пошел в храм, и Михась отдал мне пачку сигарет, сказал, что с сигаретами в храм входить нельзя. Я стал на пригорке и фотографировал крестный ход. Помню, я очень боялся, по своему невежеству я думал, что, возможно, фотографировать нельзя, и как бы меня не побили религиозные фанатики. Но, по окончании крестного хода, Миша меня подозвал, представил батюшке о. Николаю, и тот сказал, что видел, как я фотографирую, и попросил прислать ему фотографии. И я еще снял его крупным планом. Я снимал на слайды, отпечатки получились тогда редкие – в цвете, Михась их передал батюшке, и позже говорил мне, что тот чуть ли не в храме их повесил. За точность не ручаюсь, но батюшка, несомненно, был доволен.
Иногда происходили совсем странные вещи. Однажды, в 1978 г, я шел по Крещатику и встретил Михася. Ну, не маленький ли город Киев? Оказалось, что Миша шел в редакцию украинского корпункта газеты «Известия» и пригласил меня составить ему компанию. Была суббота, делать было нечего, и я согласился. Михась нес в редакцию заявление о разрушении какой-то церкви, в которой был устроен вычислительный центр. Суть заявления сводилась к тому, что работа вычислительных машин наносит непоправимый вред самой церкви и росписям, и грозит обрушением. Заявление подписали более 10 человек, среди которых был и один Герой Советского Союза. С моей точки зрения, это заявление сильно попахивало антисоветчиной, но Михась был уверен в себе. В редакции было пусто. Сначала заявление у нас не приняли, так как суббота была неприемным днем, но, когда секретарша увидела кучу подписей, изменилась в лице, куда-то убежала и вскоре пригласила нас к зав. корпунктом по фамилии Одинец. Я так понял, что испугало ее групповое заявление, это было не принято. М. Одинец был относительно молодой человек, лет 35–40, он прочитал заявление и начал расспрашивать Михася более подробно.  В какой-то момент я заикнулся о том, что, дескать, «В Конституции написано…» Весело блеснув глазками, Одинец сказал: «ну, в Конституции много чего понаписано, бумага все стерпит. Гладко писано в бумаге, да забыли про овраги…» Я был потрясен – это говорило официальное лицо! Но он забрал заявление и сказал, что на очередной встрече с руководством он передаст его Первому секретарю Компартии Украины.
И он сдержал свое слово: заметка, написанная на основе этого заявления, была опубликована примерно через месяц, в газете «Правда». Вычислительный центр из церкви убрали. Это была победа. Михаил показал мне, что добиваться своего можно даже, в, казалось бы, безнадежной ситуации. А, если бы я обладал даром предвидения, то понял бы, что этот маленький эпизод является одним из предвестников близкого краха советской власти. Любая система, в конце концов, рушится, но разрушают ее не внешние силы, а внутренние. Человек с наметанным глазом заметил бы уже тогда вполне заметные признаки гниения.
Мой путь к Богу был очень длинным и запутанным. Чтобы понять Михася, мне хотелось прочитать Евангелие, но сделать это было нереально – Библию у нас не продавали, и я попросил Михася это сделать. И он через церковь достал мне экземпляр Евангелия. Это был первый толчок. Вторым была икона Иисуса Христа, которую подарил мне мой друг Вячеслав О. Почему он подарил ее мне – совершенно непонятно, так как я в то время был твердым атеистом, и он об этом знал. А ему ее передал какой-то знакомый, который работал в Харьковском художественном музее. Там с икон снимали оклады, а иконы выбрасывали или уничтожали. Эта икона с остатками гвоздиков до сих пор у меня, я специально не делаю для нее оклад. Я считаю, что именно Евангелие и икона сотворили чудо и превратили убежденного атеиста в верующего христианина.
Так что Михасю я обязан чрезмерно.
Он всегда жил своей жизнью.
Сейчас Михась известный ученый, доктор наук, профессор, автор нескольких монографий. Он объездил полмира по приглашению ученых из разных стран. Несколько раз по его приглашению я бывал на защитах диссертаций, где он оппонировал, и я видел, с каким уважением к нему все относятся.
Никогда я не слышал, чтобы он жаловался на тяжелую жизнь, на власти, страну, экономику, начальство и т.п. Потому что все, что для него ценно, что составляет самую его сущность, находится не вне его, а внутри – в душе. И этих ценностей никто и ничто не может его лишить.

+8


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Беседка » Заметки на полях прожитой жизни