Donfish.org: Рыбалка в Донбассе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Юмор » Смешные истории про рыбалку


Смешные истории про рыбалку

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

zam написал(а):

насадил на крючек блесны кусок колбасы и забросил

Саня! Ты скоко перед этим выпил? o.O

0

32

Черепах@ написал(а):

Саня! Ты скоко перед этим выпил?

Так это же не он колбасу насаживал.
Он наблюдал  :D

0

33

ржачно:)

0

34

Поехали друзья на рыбалку с ночевкой. Как положено закинули с вечера фидера, костер и началось литра, пол-литра и маленькая (а наверняка и больше). Потом захотелось "сладенького". Один говорит: "Тут пасека недалеко, пошли купим медку". Пришли. Ночь, темно, сторожа нет (места глухие), только собачка тявкает. Решили "взять" с собой улик и возле палаток медку набрать (пчелы типо ночью спят). Несут улик, а собачка молча следом бежит. Ну топнули, кышнули - бежит следом (ну и х.. с тобой). Пока дошли, устали. Решили, что мед до утра подождет. ИТОГ: утром сидит собачка рядом с уликом на привязи так как ее будка была сделана из старого улика (его то и сперли по-синьке).

+3

35

поехали рыбаки на рыбалку с ночевкой,рыбку ловят,по сотчке выпивают.все чин чином.стемнело,пора и рыбки пожарить.один спрашивает
где мука?
другой
в багажнике.
ну в общем пожарили рыбки,выпивают,рыбкой закусывают.
один
что то рыбка горчит.
другой
то тебе показалось.
еще выпили,лягли спать.рассвело,проснулись.глядь,а руки от костра в саже.нужно помыть.
один
где у нас стиральный порошек?
другой
в багажнике.
полезли в багажник,а там в поэлитиленовом пакете мука. :crazyfun: пакеты то одинаковые,да в темноте,да после по соточки.вот и жарили рыбку,используя панировку вместо муки, стиральный порошек.

случай из жизни,знакомый рассказывал.

Отредактировано veterF (2011-03-30 18:29:25)

+1

36

Запретная зона, О рыбалке.... очень позитивное чтиво
Не обращая внимания на осень, город-герой жил своей будничной жизнью. Сотрудники сидели в офисах, дети игрались в песочнице, а ветерок срывал непонравившиеся ему листья с тополей. И тем более никто не обращал внимания, как по направлению к запретной зоне уверенным шагом шёл человек, одетый легко и, в то же время, согласно осенней погоде. Рыболовный жилет и тонкий чёрный спиннинг выдавали в нём рыболова.
На пустынном берегу спиннингист быстро привёл спиннинг в боевую готовность и, сделав паузу, ловко закинул приманку. После этого рыболов застыл в ожидании. Снова и снова подматывая леску он замирал в ожидании, внимательно глядя на кончик спиннинга.
Прошло уже около часа. Рыболов по-прежнему делал забросы и чего-то ждал. Казалось, что ничто его не тревожит, кроме кончика его спиннинга. Естественно он не заметил, как сзади к нему подошёл человек в форме.
— Привет спиннингистам!
— Здравствуйте!
— Я инспектор рыбоохраны Казанкин. Здесь нельзя ловить рыбу.
— Вы, наверное, будете удивлены, но я рыбу и не ловлю вовсе.
Казанкин уже имел дело с подобного рода умниками, и умел беседу приводить к логическому завершению, чётко осознавая свою правоту, практически во всех ситуациях на реке, тем более в запретной зоне.
— Тогда что вы делаете на берегу реки со спиннингом?
— Хм... Ну, скажем так. Я стараюсь получить удовольствие, преследуя спортивный интерес.
— Так или иначе, ловить спортивными снастями здесь также запрещено.
— Снасть — это то, чем ловят рыбу?
— Разумеется.
— Моя снасть не приспособлена к вылову рыбы.
Умник к этому моменту уже вынул приманку из воды и протянул Казанкину.
— Посмотрите, на приманке нет крючков!
Действительно, это был круглый грузик, на котором болталась поролоновая рыбка. Крючков в ней не было.
— Давайте без фокусов. Вы же взрослый человек!
— Нет никаких фокусов, посмотрите, у меня нет с собой ни одной приманки с крючками, — сказал умник, оттопыривая накладной карман рыболовного жилета.
Казанкин строго посмотрел в глаза рыболову, потом заглянул в оттопыренный карман, затем снова в глаза спиннингисту, но уже с неподдельным интересом.
— Первый раз встречаю рыболова с приманками без крючков.
— Да я и не рыболов вовсе! Я, скорее, охотник за поклёвками, чем рыболов.
Казанкин был слегка озадачен такими ответами и смотрел на него уже с явным недоверием.
— Рыболов Вы или охотник — разницы нет, я вынужден проводить Вас на брандвахту, где начальник рыбинспекции разъяснит вам правила и ваши права.
Странный спиннингист устало вздохнул, намотал приманку вокруг первого кольца и пошёл в сторону брандвахты, ясно давая понять, что он подчиняется, но виновным себя не считает.
Главный инспектор рыбоохраны с редкой фамилией Охан привычно рассматривал в бинокль противоположный берег реки.
— Атос Петрович, нарушителя привёл.
— Браконьер?
— Да нет... странный тип со спиннингом.
— Со спиннингом? В запретной зоне? Приезжий что ли?
— Вроде бы местный... Знает, что рыбу ловить нельзя.
— Казанкин, тут рыбы нет уже лет как 15, тем более на спиннинг с берега!
— Он утверждает, что рыбу не ловил... У него все приманки без крючков...
— Да знаю я их отмазки: рыбу не ловил... снасть не моя... зови, посмотрим на этого чокнутого.
Атос Петрович изучающе посмотрел на вошедшего рыболова. Обыкновенный спиннингист, которых пачками ловили для плана. Только вот смотрит как-то дерзко. Ну, ничего, не таких обламывали. Таких надо сразу брать на пушку.
— Значит так: спиннинг конфисковываем и выписываем штраф за нарушение правил любительского рыболовства.
— Простите, а какие я правила нарушил?
— Вы пытались поймать рыбу там, где этого делать нельзя.
— Да, но я не пытался поймать рыбу!
— Это детский лепет. Вас взяли с поличным, то есть на берегу со спиннингом — этого достаточно.
— Скажите, а можно тут ходить по берегу и бросать в воду камешки?
— Можно.
— А можно один и тот же любимый камешек бросать в воду на ниточке и снова его вытаскивать?
Охан недружелюбно посмотрел на нарушителя.
— Можно, если заняться больше нечем.
— А можно это делать с помощью спиннинга?
— Можно... если есть жёлтая справка. — Инспектор начал терять терпение. — У Вас есть таковая?
— У меня есть членская книжка общества рыболовов!
— Это одно и то же!.. то есть, нет... она не даёт вам право издеваться над людьми!
— А я и не издеваюсь! Это Вы, слуга закона, заставляете меня оправдываться в том, чего я не делал!
— Вы ненормальный?
— Я абсолютно вменяем.
— Да нет! Ни один нормальный человек не придёт сюда ловить рыбу по двум причинам. Первая — нельзя, вторая — тут рыбы нет!
— Есть тут рыба!
— Ну, знаете...
Инспектор, с тревогой глядя на ненормального рыболова, поднял телефонную трубку и быстро набрал номер.
— Алё, это 19 больница?
— Да.
— Можно вызвать дежурного психиатра на брандвахту в запретной зоне около плотины? Нужно освидетельствовать вменяемость одного нарушителя.
— Ожидайте!
— Сейчас приедут специалисты по вашей части. Они быстренько разберутся, кто из нас сумасшедший.
— И что дальше?
— А дальше они заберут вас к себе на курорт, где вы будете ловить рыбу везде, где вам вздумается, хоть в унитазе, — Атос Петрович широко улыбнулся, — в противном случае вы заплатите штраф.
Врачей долго ждать не пришлось. Из машины скорой помощи выскочили два санитара и пожилой врач с хитрыми глазами.
— Ну, что тут у вас случилось?
— Мы задержали нарушителя, он пытался ловить рыбу в запретной зоне. Но этот ненормальный говорит, что он не рыболов, что он рыбу не ловит. Я тут работаю больше 15 лет и с полной ответственностью заявляю, что здесь ловить на спиннинг с берега — всё равно, что в ванне у себя дома. Ему лечиться надо.
Доктор внимательно посмотрел на рыболова.
— Как Вас зовут?
— Следующим Вашим вопросом будет — какой сегодня день недели?
— Ну-ну, успокойтесь, никто вас сумасшедшим пока не считает. Скажите, если вы утверждаете, что вы не рыболов и не пытаетесь ловить рыбу — тогда как вы объясните свои действия в запретной зоне?
— Я просто коллекционирую поклёвки.
— Ну, что я говорил? Он ненормальный! — быстро вставил инспектор.
Доктор невозмутимо продолжал беседу с пациентом.
— Я тоже в прошлом был коллекционером, у меня даже осталась небольшая коллекция марок. А у вас есть своя коллекция поклёвок?
— У каждого рыболова есть своя неповторимая коллекция поклёвок. Некоторые не придают им значения, они считают это больше неудачной подсечкой, например, а некоторые просто довольствуются поклёвками.
— Вы можете нам продемонстрировать свою коллекцию?
— К сожалению, это невозможно. Я поклёвки не уношу домой. Я просто их вижу, чувствую, сравниваю их с другими, делюсь своими впечатлениями с другими рыболовами...
— Как же можно почувствовать поклёвку?
— Чаще всего спином.
— Спином — это сокращённо спинным мозгом? — доктор сделал ещё более хитрые глаза.
— Спин — это в нашем лексиконе сокращённо спиннинг. Сама поклёвка — это целое уравнение, в котором много переменных. Это и приманка, и шнур, и сам спиннинг, не говоря уже о способах позиционирования рук, ног... — спиннингист на мгновение задумался, и решил, что лучше не углубляться в тонкости, — так вот, контакт с хищником, который вы почувствовали — есть результат, которого я добиваюсь с помощью этого уравнения. Меняя переменные и коэффициенты, я получаю или не получаю другие результаты, то есть поклёвки.
— Ну, хорошо, допустим это так. Но зачем вы пришли коллекционировать поклёвки туда, где нет рыбы? — доктор медленно перевёл взгляд на Охана, тот в свою очередь одобряюще кивнул.
— Так ведь тем поклёвка и ценнее, что она случилась там, где у других их не было! Человек может с полной уверенностью говорить, что рыбы нет только тогда, когда он смотрит в собственную ванну с прозрачной водой!
Спиннингист уничтожающе посмотрел на Атоса Петровича.
— Но в таком случае, почему Вы утверждаете, что рыба есть именно в том месте, куда пришли за поклёвками?
— Я могу утверждать, что рыба есть только тогда, когда увижу хоть одну поклёвку.
— И что? Вы видели сегодня поклёвку?
— Да! — гордо ответил спиннингист.
— Ну что ж, из сказанного следует, что для того, чтобы утверждать, что рыба есть — нужно либо её видеть в воде, либо чувствовать поклёвки, как это делаете вы.
— Совершенно верно.
— Но вот доказать сей факт можно только одним способом — это выловить рыбу из ванны или с того места, где были поклёвки. Логично?
— Логично! — неожиданно в один голос ответили Охан и Казанкин.
— В таком случае всё упрощается. Мы даём рыболову шанс доказать, что рыба тут есть. Чтобы это доказать, он должен реализовать одну из поклёвок.
— И всего-то! — радостно воскликнул Атос Петрович. — Пусть поймает!
Доктор продолжил:
— Если рыболов поймает рыбу — значит действительно рыба тут есть и всем тем, кому достаточно почувствовать поклёвку, можно безнаказанно пополнить свою коллекцию парочкой оных, не нарушая правила и не нанося вред природе. Если рыболов рыбу не поймает, значит мотив его нахождения в запретной зоне ставится под сомнение.
— Вы предлагаете мне в доказательство своей правоты поймать рыбу в запретной зоне?
— Вот именно! — радостно воскликнул Атос Петрович, подписывая приговор рыболову.
— Ну что же, я готов пойти на принцип, и доказать свою правоту. Мне нужен мой спиннинг и приманка с крючками. Позвольте мне позвонить жене, чтобы она принесла мне то, что нужно.
Странный спиннингист достал мобильник и набрал номер. Вдруг все услышали возбуждённый женский голос:
— Ты почему ещё не дома? Ты обещал, что придёшь через три часа!
— Послушай, тут такое дело... меня хотят забрать в психушку...
— Я знала, что этим всё кончится! Она по тебе давно плачет!
Доктор удивлённо поднял брови, а инспектор шёпотом сказал: «А я что говорил!?»
— Мне нужно, чтобы ты привезла мне поролонки с крючками.
— А корцанг с зевником тебе не привезти?
— Я серьёзно, люди ждут...
— О, Господи, за что мне такое наказание? Куда ехать-то?
— На брандвахту в запретной зоне.
— Ладно, сейчас приеду, но учти, на этой неделе на рыбалку больше не пойдёшь...
— Это мы вам обещаем! — выкрикнул Охан и расхохотался в полный голос.
Но супруга рыболова уже бросила трубку.
Чтобы как-то скоротать время доктор, понимая, что перед рыболовом стоит задача не из лёгких, старался как-то помочь человеку, пошедшему на принцип.
— Скажите, может вам ещё что нужно?
— Да, пожалуй, не лишним будет узнать погоду на Фобосе.
— А на Венере тебе погоду не надо? — вышел из себя главный инспектор.
Доктор подсознательно понимал, что это опять какие-то рыболовные прибамбасы.
— Как вы собираетесь узнать погоду на Фобосе?
— Мне нужно позвонить КимИрСену...
— Всё, доктор, это уже по вашей части. Сейчас он позвонит Ким Ир Сену, затем Луису Корвалану, затем Наполеону... не запретная зона, а сумасшедший дом на рыбалке...
Доктор был сильно озадачен таким поворотом событий и даже хотел заострить на этом внимание, но чувствовал, что странные слова, которые легко слетали с уст пациента, не несут какой-либо смысловой нагрузки, а являются сленгом рыболовов.
— Хорошо, звоните, только мы должны слышать этот разговор.
Рыболов, окружённый двумя инспекторами, доктором и двумя дюжими санитарами, молча кивнул и достал мобильный телефон. Набрал какой-то номер, включил динамик, все услышали зуммер.
— Алё!
— Здаров, Бригадир!
— Привет, КимИрСен! Слушай, ты на Фобосе давно был?
— Я и сейчас там. Чего надо?
— Посмотри, есть что интересное?
— Минутку... Окно открою... Да. Вечером ветер начнёт меняться. Завтра сменится на Восточный.
— Спасибо. Как сам выступил?
— Под самый занавес два раза царапнуло на дальняке чуть ниже пляжа.
— Понял, спасибо.
— Привет Ацсосу Петровичу!
Воцарилась тишина. Главный инспектор, расслышав из динамика, что ему передали привет, мало удивился. Его знали многие рыболовы, ничего странного в этом нет, но тот факт, что тот, кто только что ему передал привет, сейчас находится на Фобосе, его сильно озадачил. Доктор первым прервал молчание:
— Вы узнали всё, что хотели?
— Да.
В этот момент к брандвахте подъехала шестёрка. Немного поработав, она дёрнулась и заглохла. Все сразу поняли, что сейчас из неё выйдет женщина.
Увидев мужа в окружении врачей и инспектора, она поняла, что муж опять затеял какой-то концерт, поэтому не стала принимать участия, а просто встала в стороне, говоря всем своим видом, что основные разборки будут не тут, а дома.
Казанкин зашёл в кладовую и взял первый попавшийся чёрный тонкий спиннинг. А кто их отличит? Они все тонкие и чёрные! Спиннингист машинально протянул руку, чтобы взять спиннинг, но тут же резко её отдёрнул.
— Это не мой спиннинг!
— Вот видите, доктор, он продолжает над нами издеваться!
— Вы хотите сказать, что этим спиннингом вы не сможете чувствовать и видеть поклёвки?
— Дело в том, что поклёвки я, может быть, и смогу увидеть, но что-либо поймать в доказательство этого я, скорее всего, не смогу.
— Почему?
— Понимаете, каждый спиннинг имеет свои уникальные характеристики, которые на определённом этапе играют очень большую роль, например как в чувствительности, так и в надёжности при подсечке или вываживании рыбы. Это тонко настроенный инструмент, понимаете? Это как скрипка для скрипача. На определённом этапе учащийся играет на одном инструменте, с ростом его мастерства у него появляется более достойная скрипка. В конце концов, у мастера появляется несколько отличных скрипок, и только тот, кто на них играет, может вам рассказать, что у каждой скрипки есть свой тембр, есть своя душа. Для того или иного произведения исполнитель выбирает инструмент. Так же и у нас. У каждого спиннинга — свой норов. Есть спиннинги злые, есть звонкие, быстрые и медленные. — Рыболов скользнул взглядом по незнакомому спиннингу и продолжил, — тем более с такой леской и катушкой я забросить приманку не смогу в нужное место.
— Другие могут забрасывать, а он нет? Мы этот спиннинг конфисковали точно у такого же чокнутого! — не унимался Петрович, — Кажется, его звали Адольф Гитлер... с этого, как его... с Юпитера!
Доктор с укором посмотрел на Охана.
— Пациент в данном случае прав. Если исполнителю дать заведомо расстроенный инструмент, то мы не услышим от него ожидаемое. Да и для чистоты эксперимента это является необходимым условием. Если он ничего не поймает, он уже не сможет апеллировать, что у него спиннинг был не такой.
Пока доктор успокаивал главного инспектора и настаивал на чистоте эксперимента, Казанкин приблизился к супруге спиннингиста и как бы невзначай спросил, протягивая чёрный спиннинг:
— Скажите, это спиннинг вашего мужа?
Молодая женщина, будто бы оторвавшись от глубоких раздумий, мельком глянула на протянутый ей спиннинг и, гневно сверкнув глазами, выпалила:
— Вы что, и надо мной решили поиздеваться? Я понимаю, что мужчинам доставляет удовольствие ставить под сомнение умственные способности женщин. Но в такой пошлой манере меня ещё никто не смел унизить.
Казанкин, слегка опешив от неожиданного напора симпатичной женщины, хотел сказать, что он не хотел ни в коем разе её обидеть, но она не дала ему и слова сказать, сверкнув глазами, как будто она приняла брошенный ей вызов, холодно и чётко произнесла, глядя прямо в глаза Казанкину:
— Мой муж ловит на Эвид Сент Круа AS86MHF2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн. А у вас в руках какая-то макаронина китайского происхождения с отстойными кольцами и доисторической ручкой, больше похожей на фаллос-имитатор, чем на рукоять уважающего себя спиннинга. И перестаньте в меня им тыкать!
Казанкин невольно сделал шаг назад и, сражённый этой тирадой, немедленно ретировался за спину начальника, попутно бормоча извинения.
— Казанкин, дайте ему его спиннинг, иначе этот спектакль никогда не кончится.
Обременённый непосильной задачей, инспектор снова зашёл в кладовую и стал более внимательно рассматривать ворох спиннингов. К счастью на глаза ему попалась та самая приманка без крючков. Он с облегчением вздохнул и, взяв в руку спиннинг, к своему удивлению отметил, что новый спиннинг заметно легче того, что он протягивал симпатичной женщине на опознание. Эти спиннинги совершенно разные. Разницу в них он пока понять не мог, но поймал себя на мысли, что этот спиннинг даже просто в руках держать приятнее.
Спиннингист взял в руки родную палку, внимательно осмотрел кольца и катушку, после чего спокойно ответил:
— Я готов.
— Вот и отлично.
— У вас есть всё необходимое, чтобы доказать нам, что рыба тут есть и её можно поймать на спиннинг?
— Да.
— Тогда начнём, пожалуй.
Супруга спиннингиста подошла к нему и протянула зажатую в руке приманку. Это была точно такая же поролоновая сигарка, но из неё торчало два острых крючка. Она посмотрела в глаза супругу, поправила ему воротник и застегнула на рыболовном жилете клёпку. Рыболов виновато взглянув ей в глаза и тихо произнёс:
— Я скоро.
Она понимающе кивнула.
На берегу он неторопливо забрёл по колено в воду, деловито надел поляризационные очки и чуть сильнее надвинул на лоб бейсболку. Сделав некоторую паузу, за которую можно было произнести только слова три, не больше, он сделал хлёсткий заброс. Доктор, машинально глянув на часы, сложил руки на груди и стал наблюдать за странным рыболовом. Инспектор Охан нервно закурил, понимая всю бесполезность этого занятия.
В течение минут двадцати спиннингист делал заброс за забросом, медленно передвигаясь по берегу. Он пару раз привязывал другие грузики. Забрасывал и далеко, и не очень, и влево, и вправо.
Казанкин, невольно сторонясь супруги рыболова, от чистого сердца желал удачи этому странному человеку. Ему очень хотелось, чтобы этот вежливый спиннингист при свидетелях утёр нос его начальнику.
Прошло около получаса. Рыболов перестал двигаться вдоль реки. Он вновь и вновь посылал приманку на глубину, снова и снова крутил катушку, иногда тщательно разглядывал приманку.
— Доктор, Вы собираетесь весь день наблюдать, как этот сумасшедший пытается поймать рыбу там, где это не разрешено? Вам не кажется, что этот человек прикинулся дурачком для того, чтобы таки добиться своего?
— Но ведь Вы сами сказали, что тут рыбу на спиннинг невозможно поймать!
— Вот я и спрашиваю, до которого часу мы будем терпеть издевательство над нами?
Не выдержав напора инспектора, доктор приблизился к рыболову и тихо спросил.
— Ну, как, поклёвки видели?
— Пока нет, но я чувствую, что он там.
— Кто?
— Точно не могу сказать... хищник.
— Сколько вам нужно ещё времени?
— А который сейчас час?
— Без пятнадцати одиннадцать.
— Я думаю, что мне минут 30 хватит.
— Хорошо. Я надеюсь, что вы знаете, что делаете. Если вы ничего не поймаете, мне трудно будет убедить инспектора в том, что вы действительно опытный рыболов, за которого себя выдаёте, а не безумец.
— Мне ничего больше не остаётся.
Доктор вернулся назад и сообщил остальным, что придётся подождать ещё полчаса.
Атос Петрович недовольно хмыкнул и опять закурил сигарету. Неужели поймает? — подумал он. Уж больно отчаянно он это делает. Что это? Я волнуюсь? Когда это было, чтобы меня, Атоса Петровича, заставлял нервничать какой-то спиннингист.
Рыболов тем временем тоже начал волноваться. На лбу выступила испарина. Он чувствовал, что был контакт с рыбой, но никак не мог добиться уверенной поклёвки. А время неумолимо заканчивалось. — Ну, же! Давай! Ведь должен быть выход! Ты же здесь, родной! Я тебя вычислил! Некогда мне тебя уговаривать! Хотя...
Когда осталось пять минут, и доктор специально громко это объявил, рыболов опять колдовал над приманкой.
— Вот только попробуй отвернуться от этого! Хищник ты или где? — пропитывая поролон рыбьим жиром, шептал спиннингист.
Жена рыболова тоже начала нервно покусывать нижнюю губу. Атос Петрович торжествовал.
Доктор подошёл к рыболову и тихо произнёс:
— Всё, время вышло!
— Умоляю, ещё пять забросов!
— Хорошо, но это будут последние ваши забросы в буквальном смысле этого слова.
Рыболов, казалось, не слышал этого приговора. Он только пристальней всматривался в кончик спиннинга и, казалось, совсем с ним слился.
После четвёртого заброса спиннингист как-то неестественно дёрнулся, сделал шаг назад и в такой воинствующей позе он держал спиннинг, который делал хаотичные наклоны в сторону реки. Супруга вздохнула с облегчением.
— Ну, слава Богу! — вырвалось у неё и, встретившись глазами с Казанкиным, победоносно подмигнула ему.
За спиной рыболова уже стеной стояли бывшие судьи и жадно ожидали финала. Ничего этого не замечая, рыболов шептал сам себе: «Иди ко мне, мой мальчик несговорчивый. Спокойно, спокойно... Всё под контролем...»
Не прошло и 30 секунд, как рыболов стал медленно, шаг за шагом отступать на берег, волоча кого-то согнутым спиннингом. Им оказался обыкновенный судак, весом примерно в килограмм. Спиннингист ловко взял его за голову и незаметным движением вынул приманку из пасти. Глаза победителя светились радостью, на лице была улыбка идиота, чья мечта, наконец, сбылась.
Атос Петрович аж сплюнул от досады.
— Дуракам всегда везёт!
Доктор, не скрывая восхищения, поздравлял рыболова с победой, который в свою очередь благодарил доктора, ибо такой желанной, такой трудовой поклёвки в его коллекции ещё не было. Казанкин тоже радовался, но вынужденно скрывал радость перед хмурым лицом начальника.
— Казанкин, чего рот разинул! Иди, оштрафуй его за выловленную рыбу в запретной зоне! — Охан хотел ещё раз закурить, но к еще большему неудовольствию обнаружил, что сигареты у него кончились. Он зашагал в сторону брандвахты, в полголоса ругаясь на чокнутых рыболовов и на Фобос, с которого ему передали привет.
Казанкин пришёл на брандвахту только спустя полчаса.
Охан сидел чёрный как туча.
— Оштрафовал?
— Нет! — радостно ответствовал Казанкин.
Атос Петрович аж подпрыгнул.
— Как нет? Почему?
— Он выпустил судака назад в реку.
— Как выпустил?
— А вот так, опустил в воду, погладил его, перевернул пузом вниз и, поддерживая в таком положении, дождался пока судак придёт в себя.
— Ты должен был конфисковать выловленную рыбу!
— Но ведь он действительно охотился только за поклёвками! Рыбу поймать его заставили Вы! Да и подойти я не успел, как он уже выпустил его!
— Значит медленно ходишь! У тебя под носом в запретной зоне рыбу ловят, а ты спишь на ходу!
Охан продолжал сыпать на подчинённого тираду недовольств его работой, а тот смотрел сквозь него и пытался вспомнить всё то, о чём рассказывал сегодня коллекционер поклёвок.
На следующий день Казанкин зашёл в рыболовный магазин. Он долго, не без интереса разглядывал витрины, на которых лежали рыболовные приманки. Затем с умным видом стал разглядывать стоящие с специальных стойках частокол тонких чёрных спиннингов. Продавец, давно за ним наблюдавший, даже отошёл в сторону, чтобы не мешать ему.
— Может быть, я смогу быть Вам полезен? Какой спиннинг Вам показать?
— Я ищу спиннинг Эвид Сэнт Круа AS86MHF2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн...
В это время Атос Петрович привычно вглядывался в бинокль на пустынный берег запретной зоны и не подозревал, что в городе-герое на одного «сумасшедшего» стало больше.

(C) Алексей Коломиец

+7

37

Я это уже когда-то читал  :rolleyes:
Но радует другое - Саня одюживает от
какого-то мнимого оскарбления
какого-то левого рыбачка  :glasses:

0

38

когда я это прочитал,я плакал :rofl:


Пролог:

Если в самом начале пути вас постигла непредвиденная беда, - немедленно возвращайтесь домой и не насилуйте свою судьбу.

Эту историю, свидетелем которой был сам, я обычно рассказываю под вечернюю стопку на рыбацком ночлеге.

И так, была середина марта 1974 года. В то время я был еще безлошадный, и зимние поездки на дальнюю рыбалку начинались в пятницу вечером на площади Белорусского вокзала, где можно было подсесть в какой-нибудь рыбацкий автобус с несколькими свободными сидячими местами. Обычно ездили на речки Рена, Себла, Ламь, Суховетка и другие реки Рыбинского моря. Вечерняя площадь Белорусского вокзала кишела толпами рыбаков, которые, снося и ломая двери, брали на абордаж каждый останавливающийся автобус, пытаясь попасть в число счастливых пассажиров.

Мы с другом оценили наши физические возможности и поняли, что здесь без сломанных ребер нам в автобус не попасть, поэтому решили уйти на примыкающую к площади улочку, где народа было значительно меньше, и где автобус с несколькими свободными местами мог остановиться, без риска лишится своих дверей.

В ожидании возможной удачи мы сидели на своих рыболовных ящиках и коротали время в частых перекурах. Через некоторое время к нам присоединились еще два рыбака. Как оказалось в последствии, - это были главные действующие лица в этой истории.

Первым подошел «Бугай». Это прозвище напросилось само по себе, так как он был около двух метров роста, среднего возраста, круглолицый и краснощекий, весом не менее 140кг. Он шел в распахнутом большом тулупе с огромным алюминиевым ящиком и таким же огромным самодельным коловоротом.

Вторым подошел «Плешивик». Это прозвище так же напросилось само собой, так как ростом он был метр с кепкой, в затертом до блеска тулупчике, с большой плешью на сморщенной потылице, которую еле прикрывала выцветшая заячья ушанка, с маленьким облупленным фанерным ящичком и допотопным ржавым коловоротом. Чем-то он напоминал деда Щукаря.

Примерно через час после присоединения к нам этой парочки возле нас остановился «Львовский» автобус и его страшОй крикнул в открывшуюся дверь, что в машине есть всего четыре места. Мы четверо вспорхнули со своих ящиков и бросились к двери. Будучи еще молодыми и довольно шустрыми, мы с другом первыми влезли в автобус, но пройти дальше к задним свободным сидениям мешали наставленные в проходе рыболовные ящики. Третьим в автобус влезал Бугай, придерживая на плече лямку огромного ящика и таща за собой свою буровую установку. Он смог подняться только на первую ступеньку автобуса и там застрял, держась за поручни. Пройти дальше в салон он никак не мог, так как мы с другом напрочь загородили ему дорогу. Плешивик суетился перед дверью, стараясь так же застолбить свое право на первую заветную ступеньку. Со всех сторон начали подбегать другие страждущие рыбаки и Плешивик реально рисковал остаться без места, так как набегающая толпа просто смела бы его от автобуса. Видя такую опасность, он попытался просунуть голову между ног висящего на поручнях бугая и таким макаром втиснуться в автобус, но его трахнутая молью ушанка соскользнула с лысины и упала на асфальт под ступеньку автобуса. Плешивик нагнулся, чтобы поднять шапку, а в это время Бугай, уставший висеть на поручнях, выгнул свою  барабанную грудь и мощно вдавил нас с другом почти до конца автобуса. К несчастью лямка его огромного ящика соскользнула с плеча и этот алюминиевый чемодан полетел углом вниз, прямо на обнаженную лысину нагнувшегося Плешивика. Удар углом падающего ящика был такой силы, что Плешивик даже не охнув распластался на земле под дверью автобуса. Подбежавшие рыбаки подняли лежащего Плешивика и усадили на его ящичек, а Бугай даже не обернулся, так как ничего не заметил и старательно продолжал утрамбовывать нас в конец автобуса. Подбежавший народ оказался довольно  душевный и уже никто больше не претендовал на оставшееся свободное место в автобусе. К этому времени Бугай уперто затолкал нас с другом в конец автобуса и сам гордо взгромоздился на заднем сидении. Оглушенного и плохо соображающего Плешивика подняли на руки и, передавая из рук в руки, бережно внесли в автобус, доставив прямо на последнее заднее сидение.

Львовский автобус имел последний сидячий ряд прямо над мотором, который возвышался над остальными посадочными местами. В дальнем углу последнего ряда, у задней двери и уселся наш Плешивик. Из его рассеченной головы сочилась кровь и душевный народ тут же начал коллективное лечение. Сразу нашелся кусок пластыря, которым Бугай крест на крест заклеил образовавшееся на черепе отверстие, а сверху заботливо одел облезлую ушанку. Осознав содеянное лицо Бугая выражало неподдельное сострадание и жалость.

Наконец все расселись по местам и автобус тронулся в длинный путь. Чтобы скоротать время рыбаки тут же сели играть в популярную карточную игру - «Сика». Образовалось несколько команд, которые скучились в центре автобуса на импровизированных столах из составленных ящиков. Мой друг и Бугай присоединились к играющим, а я задремал в правом углу заднего ряда сидений. Плешивик так же дремал, держась одной рукой за вертикальный хромированный поручень. Другую руку он положил на горизонтальную часть от этого поручня и уперся лбом в натянутой ушанке на положенную руку. Так как играющих было много, а места в проходе очень мало, рыбаки убрали мешающие ящики в заднюю часть автобуса, поставив их вплотную друг к другу.

Прошло более часа пути и вдруг автобус резко подбросило на ухабе. Наверно водитель зевнул приличную колдобину на дороге. Зад Львовского автобуса подбросило вверх, как катапульту, рука сонного Плешивика соскользнула с горизонтального поручня, а его шапка мухой слетела с его головы. Подвеска автобуса отработала ухаб и отброшенный в начале на спинку  сидения Плешивик со всего маха приложился лбом о горизонтальный хромированный поручень. Раздался глухой удар. Плешивика снова откинуло на спинку сидения и он отключился. В автобусе все стихли и с испугом смотрели на неподвижного попутчика с пластырем на голове. СтаршОй дал команду водителю, и автобус остановился. Душевный народ сразу вспомнил, что именно этому рыбаку уже досталось по темени, а больше всех расчувствовался Бугай, т.к. испытывал некоторую вину за первый несчастный случай. Отложив карты он на четвереньках добрался по плотно стоящим ящикам до Плешивика и стал приводить его в чувство. Кто-то передал ему из водительской аптечки нашатырь на тряпке и Плешивик понемногу зашевелился. Увидев огромную шишку на лбу Плешивика, Бугай совсем растрогался и полез в свой сундук за «наркозом». Налив целый стакан водки он вложил его в правую руку Плешивика, а в левую сунул племенной, соленый огурец. Плешивик не морщась, залпом принял наркоз, так же залпом, почти не жуя, заглотил  огурец и откинулся на спинку сидения, тупо глядя на окружающих. Все с облегчением засвидетельствовали положительное воздействие наркоза. Водитель с хрустом воткнул первую передачу и автобус снова тронулся в путь, а игра в карты возобновилась с новым азартом.

Плешивика сильно развезло то ли от стакана водки, то ли от племенного огурца и он еле сидел, пытаясь с трудом держать перпендикуляр. Бугай изредка поглядывал на Плешивика, сочувственно покачивая головой. Вдруг его видимо что-то осенило и он снова пополз на четвереньках по ящикам в зад автобуса. Добравшись до Плешивика, Бугай предложил ему прилечь на задние сидения ногами к двери, чтобы ему не дуло морозным сквозняком в пришибленную тыкву. А чтобы страдальцу было теплее, Бугай барским движением накрыл его с головой своим огромным тулупом, под которым Плешивика вообще не стало видно. Удовлетворенный оказанной заботой Бугай снова сел за карты.

Проехали еще несколько часов. Плешивик не шевелился и ни разу не встал, даже чтобы облегчиться по нужде. Все забыли про него, но тут автобус снова очень сильно подбросило на яме. Водитель резко затормозил. Сонный Плешивик взлетел с тулупом до потолка, на секунду замер в невесомости и, тонко запищав, полетел по инерции вперед и вниз, лицом прямо на плотно составленные ящики. Раздался глухой звук упавшего с высоты мешка с крупой.

В автобусе снова наступила гробовая тишина. Плешивик лежал, распластавшись на ящиках, накрытый огромным тулупом, и не подавал признаков жизни. Опомнившись, Бугай опять полез проверять его на живучесть. Откинув тулуп, взорам открылась картина….

Плешивик припечатался лицом о самый высокий ящик Бугая. Его нос, посиневший от водки, теперь стал с сиреневым отливом, а из разбитых ноздрей раздувались  красные пузыри. Бугай, чуть не в слезах от жалостливых чувств, разорвал свой видавший виды носовой платок на две части, смочил их водкой и запихнул Плешивику в ноздри почти до затылка. Дальнейший путь до деревни, где предполагалось разместиться на рыбацкий ночлег, все ехали в настороже, - как бы снова не пришибло бедного попутчика.

Глухая деревня оказалась небольшой, однако её дома удивляли своими монументальными размерами. Это были большие двухэтажные деревянные срубы, в которых жилое помещение занимало только половину второго этажа. Вторую половину занимал сеновал, где сено лежало на длинных поперечных жердях до самой кровли, а первый этаж под всем большим домом занимал скотный двор с коровами, свиньями, курами и прочей домашней живностью. Первая и единственная комната, с печкой по средине, была размером где-то шесть на восемь метров. Вот в такую избу и вселились все пассажиры нашего автобуса вместе с водителем.

Хозяин с хозяйкой всегда спали на печи, поэтому в нашем распоряжении был весь пол просторной кельи, на который стелились большие соломенные матрасы для спанья. В комнате стоял длинный, добела выскобленный дощатый стол, за которым на двух таких же длинных лавках уместились все вселившиеся рыбаки. Наскоро перекусив, народ разбежался по речке ловить рыбу. Было начало марта и клев уже начинал заметно активизироваться. Все поймали по разному, но без рыбы не остался никто, кроме Плешивика. С тяжелого бодуна, с разбухшим носом и сквозняком в  голове он вряд ли мог заметить поклевки рыбы.

К вечеру все снова собрались в избе за столом на традиционный общак. Каждый достал из своих закромов привезенную еду, закуску и выпивку, и шумный ужин начался. Широкая душа Бугая не давала ему покоя и он усадил Плешивика рядом с собой, не жалея ни своей водки ни племенных огурцов. Плешивик  пару раз порывался достать свою единственную и до сих пор еще непочатую чекушку, но народ дружно воспротивился и каждый норовил накапать в стопку Плешивика своей водки и всунуть в рот квашеной капусты, или соленый гриб. Печь была натоплена на совесть и вскоре все разделись почти до нижнего белья. Натолкав и залив в утробу Плешивика всякой всячины, все постепенно забыли про него, и в избе шел обычный шумный рыбацкий разговор.

Переполненный желудок Плешивика никак не хотел мириться с таким щедрым насилием и стал давать настойчивые позывные. Через некоторое время ему стало совсем невмоготу, и он стал суетиться до ветру. Хозяин заботливо накинул на плечи Плешивика его кожушок и вывел в сени, где был «туалет».

Устройство туалета блистало своей гениальной простотой. Просторные сени на втором этаже закачивались поперек дома балконным обрывом с дощатой перегородкой метровой высоты, чтобы ненароком не свалиться вниз. Посредине балконной перегородки имелся неширокий проем. В этом проеме на уровне колен была приколочена отполированная штанами круглая жердь, которая не давала опорожняющемуся  сесть на пол и позволяла свесить оголенный зад над нижним этажом, где свободно бродила домашняя скотина. На уровне лопаток уже сидящего на жердине, была приколочена вторая слега, которая поддерживала спину, тем самым не позволяя упасть вниз. Ширина этого туалетного места была около метра. Многочисленный рыбацкий народ, приезжавший в этот дом каждые зимние выходные в течении многих лет, регулярно свешивал свои задницы в одно и то же место. Так как морозы в этих краях всегда были не слабые а трапезы за вечерним обедом очень обильные, - к весне всегда вырастала огромная гора замерзшего дерьма, которая не доходила до второго этажа  всего на полметра. Над этим туалетом горела тусклая лампа, которая с трудом освещала гениальность отхожего места. Вот в такой туалет и привели Плешивика.

Проводив его, хозяин торопливо вернулся к недопитой стопке и разговор оживленно продолжился. Наконец вся водка была выпита и народ дружно затребовал чаю. Хозяин поставил на стол двухведерный самовар на углях и вывел от него трубу в верхнюю вытяжку на печи. Вдруг Бугай спохватился своего соседа по лавке. Хозяин, наморщив ум, почти быстро вспомнил, что давеча отводил его до ветру, и что ему уже давно пора бы опорожниться, да видать племенной огурец крепко застрял поперек прохода. Он вышел в сени и через полминуты вернулся, недоумевая, куда мог запропаститься Плешивик. Сени были пустые. Несколько рыбаков вышли перепроверить ситуацию, но Плешивика действительно нигде не было, и только снизу, из скотника, доносился чавкающий звук обитающей там скотины. Кто-то мудро догадался заглянуть вниз за перила балкона и в свете тусклой лампы все увидели Плешивика со спущенными штанами, который с упорством альпиниста тщетно пытался вкарабкаться вверх по крутой горе дерьма. По всей видимости от щедрой передозировки он не удержался на двух точках опоры гениального туалета и сложившись пополам соскользнул вниз.

Хозяин справедливо решил, что выковыривать Плешивика из дерьма – это не царское дело и кликнул свою старуху. Хозяйка накинула свой тулуп и спустилась вниз через наружный выход из избы, так как  внутренняя лестница со второго этажа сеней в нижнее подворье не была предусмотрена.

Через минуту она вернулась и твердо заявила, что такого вонючего козла, да еще и с голым задом, она ни в жисть не впустит в свой порядочный дом. И ваще, добавила она, с дыркой в голове надоть сидеть дома, а не лазить в скотнике по дерьму, да еще и со спущенными штанами.

Народ вступился за бедного рыбачка и хозяйка ворча отправилась искать по деревне истопленную баню. Благо баня нашлась, правда на другом конце небольшой деревни, и все с облегчением вздохнули.

Пока стирали бедного Плешивика народ сел пить чай, а хозяин начал таскать из сеней соломенные матрасы для ночлега и расстилать их на полу. Через час вместе с хозяйкой вернулся и Плешивик в немыслимой одёжке, которую ему одолжили добрые люди в банном месте. Хозяйка принесла здоровенный тюк наскоро выстиранной одежды страдальца. Еще не обсохшего Плешивика усадили за стол и все так же усердно стали накачивать его чаем.

Вскоре народ начал клевать носом и большинство стало укладываться спать на соломенных матрасах.

Все лучшие места оказались быстро занятыми, но осталось еще несколько мест под длинным столом. Так как стол на ночь придвинули поближе к стене, а у самой стены стояли рядом две  длинные лавки, то лежащий народ был вынужден ложится ногами под стол, тем более что от окон по голове тянуло холодом. Головы лежащих намного выступали из под стола, но оставшийся проход между рядами спящих был довольно большой и не мешал ночным походам до ветру. Плешивик остался без своего кожушка, который морщась сох на двух веревках над печкой вместе с застиранными ватными штанами. Бугай заботливо уложил его рядом с собой, накрыв своим огромным тулупом, который мог накрыть половину спящих. Плешивик тихо лежал на боку, положив продырявленную голову на чей-то валенок и свесив с него разбухший фиолетовый нос. Народ постепенно затихал и вскоре начался сначала робкий, а затем более уверенный разноголосый храп. Хозяин со старухой забрались на печь, но свет продолжал гореть, так как несколько рыбаков еще курили в сенях. Вдруг Бугай вскочил с матраса и быстро выбежал в сени. Оказывается, в заботах о Плешивике  он забыл заправить свой двухлитровый китайский термос на следующий рыболовный день. Принеся термос, и засыпав в него полпачки трех индийских слонов, он наполнил термос под пробку кипятком из огромного самовара. В это время некоторые, страдающие бессонницей рыбаки, стали громко возмущаться, что свет слепит в глаза и его давно пора выключить. Под шумок кто-то из рыбаков щелкнул выключателем и наступила кромешная тьма. Бугай в потемках стал шарить по столу рукой в поисках пробки от термоса, который он не успел заткнуть. Нечаянно он задел локтем термос, который стоял почти на краю стола, прямо над головой Плешивика. Термос опрокинулся и  душистый кипяток хлынул из широкого горла на лысину несчастного. Раздался душераздирающий крик. Народ с испугом вскочил со своих матрасов. Кто-то догадался включить свет, и все увидели носящегося по избе Плешивика, обваренная голова которого была похожа на красную столовую свеклу. Разобравшись что к чему хозяйка побежала к соседке за гусиным жиром, который по ее словам очень шибко сильно помогает от всяческих ожогов. Принеся плошку жира, она намазала им всю голову Плешивика, а сверху повязала старый цветастый платок, чтобы жир не скапывал на пол. Плешивик, похожий на свеклу в платке, тихо скулил сидя на полу. Пробурчав, что сегодняшний день наверное никогда не кончится, хозяин снова залез на печь и затащил туда свою старуху. Наконец народ уснул.

Утром все встали с чувством какой-то вины и с опаской поглядывали на Плешивика, у которого на голове вздулось несколько волдырей.

Рыбацкий азарт оказался сильнее всех невзгод и Плешивик, надев свою высохшую одежду и ушанку поверх цветастого платка, твердо заявил, что не останется сидеть в избе и тоже пойдет рыбачить. По его словам, ему обязательно надо было привезти своей бабке «отчет» в виде пойманной рыбы, иначе старуха могла заподозрить его в неверности с деревенской молочницей. Спорить с таким веским доводом никто не стал и все снова разбрелись по реке в поисках рыбных лунок. Второй день оказался удачнее, особенно у Плешивика. Он наловил почти пол ящичка плотвы и к двенадцати часам дня все снова собрались в избе, укладываясь в обратную дорогу.

Чтобы не пачкать жилую комнату весь народ сгрудился в просторных сенях, укладывая уловы в свои ящики и рюкзаки. Плешивик робко забился в дальний угол сеней, заботливо перекладывая рыбешку из своего ящичка в целлофановый пакетик. В этот момент хозяин вынес из избы огромный горячий чугун мелкой вареной картошки для свиней. В том углу, у стены, где расположился Плешивик, стояло большое деревянное корыто, в которое и была вывалена горячая картошка, чтобы остывала. Сени заполнил густой пар и тусклый свет лампы стал напоминать расплывчатую луну, светящую сквозь легкую облачность. Бугай, стоя спиной к Плешивику, тщетно пытался рассоединить стык своего смерзшегося коловорота. Поняв, что в одиночку ему не справится, он попросил помочь стоящего рядом другого крепкого рыбака. Мужик взялся варежками за шнек, а Бугай, засунув изгиб колена коловорота себе под мышку, уперся ногами в пол и принял удобную позу для выдергивания стыка. Когда два бугая берутся за дело, - оно обречено на успех. Через несколько сильных рывков коловорот наконец разъединился. Не сдержав инерции, Бугай отшатнулся назад, угодив деревянным грибком коловорота аккурат в голое темя нагнувшегося над ящиком Плешивика. Оглушенный Плешивик, даже не охнув, плюхнулся задом в корыто с горячей картошкой. Все в страхе замерли. Плешивик сидел в корыте весь в пару и не шевелился. Но тут кипяток добрался наконец через его ватные штаны до задницы. Он издал уже до боли всем знакомый вопль и выскочив из корыта принялся носиться кругами по сеням, натыкаясь на рыбаков и тщетно пытаясь стащить с себя дымившие паром и обжигающие зад штаны. На его втором витке Бугай подхватил его под живот левой рукой, а правой одним махом сдернул штаны очень ловким и искусным движением. Плешивик повис полотенцем на его руке, издавая стонущие звуки и прикрывая ладонями свой оголенный и покрасневший зад. При весей трагичности ситуации народ дружно заржал. Такого финала рыбалки никто не ожидал. Выбежавший на шум хозяин сразу разобрался в ситуации и щедро пожертвовал ему из загашника свои старые холщовые штаны, в которых он чистил скотник наверное последние пятнадцать лет.

Водитель автобуса уже несколько раз сигналил, торопя рыбаков к отъезду, и все снова засуетились вокруг своих пожитков. Чай пить было уже некогда, поэтому все поспешили в автобус и мы тронулись в долгий обратный путь.

Водка была выпита еще накануне вечером и все дружно проголосовали за остановку у ближайшего магазина. Наскоро заправившись и закусив, мы снова поехали по ухабистой дороге домой. Плешивик сидел на своем прежнем месте в заднем углу, трезвый и подавленный, с опаской поглядывая на своего невольного обидчика. Бугай, сидящий рядом с ним, тщетно пытался влить в него хоть немного водки, но бедолага был тверд и от дармового наркоза отказался.

И тут Бугай вспомнил, что у него в термосе остался недопитый  на льду чай, который он с щедростью предложил его соседу. Плешивик радостно закивал фиолетовой головой, до сих пор повязанной подаренным бабкиным платком, и обильно пропитанный гусиным жиром. Довольный, что смог хоть чем-то угодить, Бугай достал свой термос и налил в алюминиевую крышку от него горячего и крепкого чая по самые края. Его огромные заскорузлые и мозолистые руки смело держали кружку, совершенно не ощущая ее температуру. Это и сбило с толку бедного Плешивика. Глядя, как запросто держит кружку Бугай, он так же смело принял ее двумя руками, но тут же с воем выронил, так как удержать её голыми руками он не смог. Кружка упала ему между ног прямо на ширинку свежеподаренных штанов, приварив последние остатки былой мужской гордости. Уже который раз мы услышали до боли знакомый вопль. Водитель инстинктивно остановил автобус и открыл заднюю дверь. Неистово матерясь, Плешивик выскочил из автобуса и побежал к обочине, на ходу спуская штаны. Подбежав к придорожному сугробу он сел на него сверху голым задом, стараясь поглубже затолкать свое обваренное хозяйство внутрь сугроба. Народ молча и почти в трауре наблюдал через окна, как закалялась обваренная плоть в грязном сугробе.

Придя в себя, Плешивик медленно встал, натянул мокрые штаны и почему-то пошел к передней двери автобуса. Водитель открыл дверь и Плешивик вошел вовнутрь. Глядя испуганными глазами на заднее сидение, он сказал: - «Или пристрелите, или пересадите от этого борова, иначе я живым до дома не доеду».

Спорить с таким аргументом было бы кощунством, и ему уступили лучшее место. До самой Москвы он сидел не шевелясь и не выходил даже на туалетных остановках.

На площади Белорусского вокзала он попросил рыбаков, чтобы ему принесли его ящик и коловорот, которые лежали в ногах Бугая. От одной мысли о встрече с ним у Плешивика начинали дрожать коленки.

Так они и расстались, даже не попрощавшись, хотя душевный и щедрый Бугай очень искренне заботился и жалел бедного Плешивика, и все время пытался помочь своему невезучему попутчику.

Это была судьба!

+2

39

veterF написал(а):

Это была судьба!

100%  :rofl:  :cool:

0

40

а теперь про рыбалку -:writing:

Подруга очередная, Катя, как то говорит:
- Может, в Баден-Баден слетаем, развеемся?
- Нах*й, нах*й, - говорю.
Она улетела, а мы остались. Пару дней покеросинил, но не до соплей, а так, для тонуса. На третий день выкинул тормозной парашют, да х*й там был, кореш в гости зашёл, принёс два литра и стропорез. Ну а на пятый день собака меня уже за шиворот в ванную волокла. За*балась горемычная. Кое как они с кошкой привели меня в чувство.
- Знаешь, дорогой, пора тебе на природу, подлечить здоровье. – кошка говорит.
А я в очень х*ёвом состоянии, руки ходуном, постоянно сблёвываю, не пойми чем, хотя вроде и не жрал ни чего… По квартире перемещаюсь как афробиоробот. Увидел пустые бутылки, аж мотор клинить начало. Действительно, пора на природу.
- Я на рыбалку хочу… - сказала собака.
- Рыба, и ниеб*т! – поддакнула кошка.
- Какая рыба, на улице минус пять.
- Самая погода для зимней рыбалки, корюшка прёт сейчас.
- Это вам Затевахин наплёл что ли?
- Тебе ли не всё равно, как раз спирт выветрится на холоде.
Короче уломали они меня на рыбалку. Я только вот не был ни разу на «зимней». Рыбаков встречал, по городу их много бывает навалено, у метро в основном. Но как говориться «Для рыбалки мало страсти - нужны снасти». Стал вспоминать, кто у меня из знакомых маньячит по этому делу. Звоню Вовану.
- Вован, привет!
- Здарова, Толик тут к тебе заходил на днях, говорят, не помнит, как ушёл.
- Через дверь ушёл.
- Только проснулся в «Доме ночного пребывания», около Гренадерского моста, - и Вован заржал - Сам то как?
- Да моя опять решила мир повидать, полетела в Баден бл*дь Баден нах*й.
- «Твоя» какая, Света, или Лена?
- Катя
- Ну а ты как всегда, на стакан, значит?
- Слушай, давай без касания морального облика а?
- Мне то чего не позвонил, я бы тоже врезал, а то работа за*бала хуже жены, бл*дей бы сняли, я такой шалман знаю на десятой Советской…
- Вова, мне ху*во.
- Ну всё, извини, чего хотел?
- Ты вроде рыбак у нас, мне удочки нужны, и этот, как его, альпеншток, что ли.
- Ледобур, наверное, ещё пешня и шумовка.
- Это чего такое?
- Ну лунку сверлить.
- Да бл*, не даун я, про ледобур можешь не объяснять, пешня с шумовкой, чё за херня?
- Пешня, типа лома, лёд проверять или долбить, а шумовка, это как когда суп варишь, пенку снимаешь, так же, только лёд из лунки.
- Наука!
- А ты думал, тут всё по Сабанееву. На какую рыбу хочешь?
- Вроде говорят сейчас корюшка попёрла… - неуверенно говорю я.
Собака с кошкой энергично кивают.
- Про мормышки спроси,- напоминают.
Затевахина убью, вместе с Сабанеевым, разумеется.
Короче пообещал он мне помочь со снаряжением. Не имей сто рублей.
На домашнем консилиуме решили ехать на залив.
- Водку брать?
- Возьми пол банки, но не больше.
- Холодно ведь будет! – я искренне возмутился.
- Если заснёшь по пьянке, то замёрзнешь.
- А вы на что?
- Может, ещё нарты возьмём, а ты нас впряжёшь?
Это мысль, говорю.
Самое трудное в рыбалке, это рано просыпаться. Разбудил меня Вован, который завёз всю рыбацкую ло*бень ни свет ни заря. Худо бедно, но в десять мы были уже на Финбане. Вокруг сновали такие же долба*бы как и я. Попадались даже те, кто был уже на хорошей кочерге. Из ларька истошный женский вокал орал про то, что «была любовь». Кошка сидела в сумке. Ей пришлось смастрячить что-то наподобие маленькой меховой квартиры, пожертвовав на это дело какую-то старую шубу. Собака чинно трусила рядом на коротком поводке.
- Ты то не замёрзнешь? – спросил я у неё.
- Да брось, у меня шерсть тёплая, на крайняк «Иглу» сложим. – отвечала она.
Электричка не спеша несла нас по заснеженным ландшафтам. О чём я думал в эти минуты? Не блевануть бы. Но доехали без приключений, я даже покемарил чутка. Выходить решили с первой группой рыбаков. Я поплёлся за ними следом. Судя по их общению, все они друг друга знали, и разговоры вели про мормышки, прикормку и прочею рыбацкую атрибутику. Должен сказать, что в большом количестве данная тема очень сильно за*бывает.
День обещал быть хорошим. Ветер отсутствовал, солнце припекало довольно сильно и в купе со свежим морозным воздухом производило благоприятнейший эффект на моё самочувствие. Когда вышли на лёд, группа сразу же разделилась на три колонны. Каждая взяла свой курс. Я интуитивно пошёл налево. Минут через тридцать мои поводыри сбились в кучу. Пока они размахивали руками и о чём то спорили, я их нагнал.
- Чего стряслось? – спросил я.
- Да вон, льдина откололась, вчера ветер был сильный.
- И чего, может унести?
- Теоретически да.
- Так ветра же вроде нет?
Все посмотрели на меня как на полного мудака.
- Ты давно рыбачишь? – наконец спросил мужик в пыжиковой шапке.
- Первый раз - с достоинством ответил я.
- Тогда понятно,- засмеялся он, и все тоже заржали как лошади, - Когда почувствуешь, что ветер подымется, чистой воды уже метров сто будет.
- Ладно, х*й с ним, - сказал ещё один рыболов и решительно перешагнул через трещину.
Надо сказать, что если бы не это сборище, я бы и не заметил ни какого подвоха, так бы и топал до Котлина. Все тоже пошли следом за отважным рыбаком. Делать нех*й, пошёл и я. Хоть очко и поигрывало, но позориться прилюдно не хотелось. Протопав ещё с пол часа, все вдруг разбежались в разные стороны как тараканы. Я остался один, и пока водил жалом по сторонам, вокруг с остервенением бурили лёд.
- Давай может и мы рыбу половим? – тактично спросила собака.
- Красота то какая. – высунувшись из сумки сказала кошка.
Я беспомощно повернулся в одну сторону, потом в другую. Заметив это, мужик в пыжиковой шапке махнул рукой. Я осторожно подошёл к нему.
- Туда отойди метров на тридцать, и можешь сверлить. – сказал он покровительственно, и добавил,- На что ловишь?
- Х*й знает, какие-то червяки.
- Мотыль, - назидательно поправил он, и саркастически пробормотал себе под нос,- Червяки, ишь, рыболовы пошли.
Я поп*здовал в указанном направлении. И через честных тридцать шагов скинул с плеча за*бавший ящик.
- Всё, нефть здесь!
Кое как собрав ледобур, начал бурить. Когда бур провалился, аккуратно извлёк его и положил рядом. Шумовкой прочистил лунку. Пока всё получалось неплохо. Из ящика достал удочку, банки с наживкой.
- Мотыля убери опять в ящик, а то замёрзнет. - напомнила кошка.
- Сама смотри не задубей.
Собака понюхала лунку.
- Чё то рыбой не пахнет… - разочаровано протянула она.
Я х*йнул одну банку червей в лунку.
- За что ты их так? – кошка непонимающе уставилась на меня.
- А что, Затевахин с Сабанеевым против?
- Да нет, просто у нас всего две банки было, теперь может не хватить.
- Если вы думаете, что я тут до утренней зорьки, то вот уж х*й!
Размотав леску, и нацепив мотыля я опустил снасть в лунку.
- Я посмотрю чего у других делается,- сказала собака и не спеша побежала прочь.
- Доволен хоть, что выбрался на природу? – спросила кошка.
- Есть свои плюсы, но ноги тоже уже подмерзают,- сказал я и привстав стал перетоптываться.
- Не шуми, рыба всё слышит, - укоризненно сказала кошка.
- Что ж мне теперь, без ног, как Маресьеву, оставаться?
- Смотри сам, только мне рыбы свежей хочется.
И тут кивок на удочке резко нагнулся.
- Подсекай! – зашипела кошка как безумная.
Я схватил удочку и со всей дури дёрнул вверх. Потом скинул варежки и трясущимися руками стал выбирать леску. Не п*зжу, но холода в тот момент я не чувствовал. Когда наконец из лунки на лёд вылетел, и заиграл на солнце небольшой окушок, мы с кошкой издали победный кличь. Я отцепил трофей и насадив мотыля опять погрузил снасти в воду. Следующая рыбина оказалась корюшкой.
- Ножом её порежь, и на неё же и лови, - посоветовала кошка.
- Откуда же ты такая умная? – удивился я.
- Самообразование,- с достоинством отвечала она.
И началось. За десять минут я поймал семнадцать хвостов. В основном корюшка, хотя попалась одна приличная плотва и ещё три окуня. Подбежала собака.
- Ого, вы наколотили! Максимум, что видела, это пять рыбин.
- У кого?
- У этого, в пыжиковой шапке, видать «бывалый».
- Новичкам везёт, - подмигнул я.
Через пол часа количество рыбин дошло до тридцати пяти.
- Ну давай ещё с пол часа посидим и домой, а то для первого раза как-то подозрительно кучеряво, - говорю я животным.
Те неожиданно согласились. Хотя мне просто показалось, что подмёрзла меховая братия.
За следующие полчаса попался только в усмерть укуреный ёрш.
Я сложил рыбу в ящик, смотал удочку и взвалил всё на плечо.
- Ну пошли, Сабанеевы.
Проходя мимо «пыжиковой шапки» я поймал на себе неодобрительный взгляд.
- Как улов? – спросил я со скрытым чувством ликования.
Но тот почему то молчал. «Может не услышал?», предположил я. И переспросил:
- Клюёт хоть?
Рыбак скривил недовольную рожу и махнул рукой, чтоб я не мешал. Да и хрен с тобой, подумал я и пошёл к берегу. Когда отошли на расстояние, с которого нас было не слышно, собака сказала:
- У него мотыль во рту.
- Чего? – не понял я.
- Чтоб мотыль не замёрз, он его во рту греет.
И тут я блеванул. Когда спазмы в желудке закончились, я обтёр рожу снегом, достал водку и прополоскал горло. Пару секунд поколебался- сплюнуть водку, или проглотить, но всё таки выплюнул. Без происшествий мы добрались до берега и по протоптанной дороге вернулись на станцию. Назад ехали в почти пустой электричке. Когда добрались до города, я понял, что очень устал. Тяжесть поклажи, свежий воздух, мороз, сделали своё дело. Но хоть и велик был соблазн добираться до дому на тачке, я логично предположив, что рыбака хер повезут, поплёлся в метро.
- С собакой нельзя,- замахала мне рукой тётка в будке, и добавила, - Без намордника!
Я так за*бался, что повернувшись к собаке сказал:
- Ответь ей, что-нибудь, у меня сил нет.
Та повернулась к бдительной работнице метрополитена.
- Я вегетарианка, но если будете провоцировать, могу и за ляжку цапнуть.
Мы прошли не заплатив мимо бесчувственного тела. Хоть какая-то польза от звериного п*здобольства.
Дома решил пригласить Марину на жареную рыбу. Точнее, чтоб она пожарила, а потом мы вместе сожрали. Кошка с собакой вытребовали себе сырую. Дал им всё, кроме корюшки. Помылся и пошёл.
Звоню. За дверью шаги.
- Кто?
- Да я это…
Дверь открылась. И куда я раньше смотрел? Такая классная баба!
- О, привет, чего стряслось?
- Рыбу я ловил, - ответил я голосом Леонова из «Джентельменов удачи».
- Какую рыбу? – не поняла она.
- Да на рыбалку ездил, - объяснил я, - Ты корюшку любишь?
- Свежую?
- Ну ясен пень не маринованную!
- Вообще то да.
- Ну тогда пошли ко мне, заодно и пожаришь.
- А приставать не будешь? – игриво спросила она заулыбавшись.
- Буду. Честно признался я.
- Тогда грех не зайти, - констатировала она.

Секс после корюшки, что может быть прекраснее? Так я думал, пока Марина колдовала на кухне, а мы (я и животные) смотрели «ящик».
По требованию большинства пришлось зырить Затевахина. Незаметно я заснул.
Разбудила меня собака.
- Телефон!
И точно, из прихожей доносились настойчивые звонки.
Я поковылял на звук.
- Телефон! – крикнула Марина из кухни.
- Да слышу я, слышу,- недовольно проворчал я и снял трубку.
- Алло!
- Уже нарыбачился?
Звонил Вован.
- Да.
- Ну и как, снасти не про*бал?
- Нет, утопил, - серьёзным голосом ответил я.
- Да ты, что!!! Я ж тебе почти коллекционные удочки дал и титановый ледобур!!!
- Нессы, - успокоил я его наконец, - Всё за*бок. Корюшки привёз.
- Ну, бл*, ты и мудило,- обрадовался он.
- За снасти спасибо, больше всех поймал.
- А где ловил?
Я рассказал, приблизительно, так как название станции напрочь забыл.
- А давно приехал?
- Да уже часов шесть.
- Везучий! Там как раз льдину оторвало.
- С рыбаками?
- Сейчас любая льдина с рыбаками.
Из кухни раздался Маринин голос.
- Всё готово, можно к столу.
- Ты там не один? – навострил уши Вован.
- Да, к корюшке ещё русалку зацепил.
- Могу приехать.
- Разрушишь атмосферу доверия и корюшки.
- А как зовут русалку?
- Марина.
- Марина, значит «морская». Похоже точно русалка! – завистливо присвистнул Вован, - Ну тогда не буду мешать, рад, что вовремя свинтил.
И он повесил трубку.
Конечно, по уму надо было его пригласить на улов, всё-таки удочки его. Но поймите меня правильно, Марина то одна.
Что ни говори, а жареная корюшка, это п*здато! Превозмогая себя, я налил по полста коньячку. Мы чокнулись. Марина выпила залпом, я же чуть пригубил и тут же быстро поставил рюмку на стол.
- Не можешь уже? – кивнув на бутылку, спросила она.
- Да чего-то не идёт.
- Видать хорошо погулял?
- Неплохо.
- Твоя то, эта, которая, очередная,- тут Марина засмеялась, - Когда должна вернуться?
- А хрен знает, вроде на неделю улетала.
- А какого числа?
- Какого числа, что? – всё ещё не понимая куда она клонит, спросил я.
- Улетела какого числа?
- А сейчас какое?
- Двадцатое…
Я посмотрел на батарею пустых бутылок, прикинул в уме количество выпитого, рассчитал дни запоя, накинул день на рыбалку.
- *бать!
В прихожей раздался звонок.
- *бать!!! Повторил я.
Марина поняла всё сразу.
- Ну вот и поели корюшки…
Из комнаты прискакали животные. Слава богу, молча.
- Может мне на балкон пока, а потом незаметно выскочу?
- Ага, разве, что с балкона.
Кошка начинает тихо подхихикивать. Не ляпнула бы чего…
- Ну так куда мне? – Марина растерянно стояла посредине кухни. Испуганная и красивая.
- Х*й с ним, давай на балкон.
Я ломанулся в коридор, открывать.
Подруга выглядела отдохнувшей и обрушила на меня прямо с порога лавину важной и нужной мне информации. Из этого потока я понял, что: у неё отрубили телефон, потому что роуминг очень дорогой, (п*здеть надо меньше, подумал я), отдохнула она прекрасно, в городе очень много «наших», жаль только, деньги быстро кончились.
- Ты же четыре штуки взяла? – изумился я.
- Знаешь, оказывается Достоевский, однажды, проиграл там всё, что у него было, даже обручальные кольца!
«Ага», - думаю, так же как и ты, идиотка…
- А чем это так пахнет?
- П*здюлями это пахнет, - говорю, - Ты что, все деньги просадила?
- Почти. А что такое?
Вот ведь сука!
- А то, что зарабатываю их я.
- Ну ты же разрешил… - она присела на стул в прихожей.
- Слушай меня стоя! Я разрешил взять деньги с собой, и потратить на дело! А не про*бывать их как Достоевский. Ты хоть его читала?
- В школе проходили, - пролепетала она.
Подошла кошка. Долго смотрела на нас, потом зевнула.
- Киса, киса, - подруга протянула к ней руку, чтоб погладить и заодно снять нервное напряжение.
- Киса у тебя в штанах. – отбрила её та и не спеша прошла в комнату.
Как она заорала!
- Что это, что это? – наконец, прекратив истерику, залепетала подруга.
- Это моя кошка, а ещё собака есть, не забыла за неделю?
- Она, что, тоже говорит?
- А ты у неё и спроси.
- Боюсь.
- Ладно, иди в ванную, смой тлетворное влияние запада.
Когда из за двери раздался шум воды, я бросился к балкону. Марина уже задубела основательно.
- Пойду я тоже в ванную, - прошептала она, - Греться.
И мы на цыпочках сквозанули к дверям.
На лестничной площадке она спросила:
- А чего это она у тебя так орала?
- Обрадовалась встрече,- уклончиво ответил я.
- Жаль, что так вышло всё, - Марина расстроено хлопнула глазами, - Ну ты всё же не забывай…
- Постараюсь, – я обнял её за плечи, прижал к себе.
Куда уж тут, забыть, думаю.
- Пусти, пора мне, - сказала она, не делая попыток вырваться.
- Ага, - я отстранился но только чтобы посмотреть ей в глаза.
- Ну хватит уже мучить! – она улыбаясь выскользнула и исчезла за дверью.
Совсем как русалка.
Я прошёл на кухню, маханул стопку, тут же налил до краёв следующую.
- Посуду убери лишнюю, а то видно, что не один ты тут корюшку ел.
Собака кивнула на стол.
- Ты будешь?
- Ну давай, выручу.
Я поставил перед ней Маринину тарелку. Стопку ополоснул водой из под крана и убрал в буфет. С полотенцем на голове в кухню вошла Катя.
- Ты сердишься?
- Нет, я негодую. И выпил вторую, налив сразу же третью.
- Я думала, у нас серьёзные отношения, - начала она, но я прервал эту лирику:
- Сериалов не надо, давай, шмотки собирай и проваливай.
- Куда?
- А куда хочешь, можешь в библиотеку, можешь к маме в Екатеринбург.
- Зачем в библиотеку?
- Достоевского почитаешь.
- Значит ты меня не любишь?
Я знал, сейчас выпью третью, и будет полегче. Будет уже пох*й на эти сопли. И я выпил.
- Так любишь или нет?
Катя стояла надув губки, и ждала ответа.
Вместо её, я спросил собаку:
- Как корюшка?
- Вкусно, - ответила та облизываясь, Катя аж подпрыгнула.
Вошла кошка, посмотрела по сторонам, строго зыркнула на подругу.
- Вроде и мокрая, а всё равно не русалка, - и ушла.
- А ты умеешь корюшку жарить? – теперь я спросил Катю.
- Нет…
- Ну тогда – до свидания.
Как я понял, животным тоже больше нравилась Марина.
Не хочется описывать последовавшую за этим часовую истерику. Но когда Катя вышла наконец на лестницу, и я закрыл дверь, стало мне так хорошо, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
Утренние лучи пробивались через занавеску, выхватывая внутрикомнатную действительность. В одном из таких светлых пятен было плечо Марины, безмятежно спящей на моей кровати, в другом - кошка, свернувшаяся калачиком у неё в ногах. Собака спала на полу рядом. Ну что ж, похоже пришло время, когда мне наконец придётся бросить пить. Хотя бы на несколько лет.

+2

41

Aborigen написал(а):

Asura Jerkbait Sp - оружие массового поражения!

- на Абооригенов))) есть опыт. лупим в лоб- ему.если варнякает- то повторно)

+1

42

ВЛКСМ

В следующий раз я тя таки сдёрну с обрыва Рудрой, без предупреждающего крика - ты на кого батон крошишь  :rofl: Или закидаю хорватскими яйцами :rofl:

Отредактировано Aborigen (2012-05-09 22:09:55)

+1

43

Aborigen написал(а):

В следующий раз я тя таки сдёрну с обрыва Рудрой, без предупреждающего крика - ты на кого батон крошишь   Или закидаю хорватскими яйцами

ждусь)

0

44

Варианты таких историй слышал много..., то что было с кумом реально. Как то заехали в начало Павлополья почти сама речка, без фанатизма карасик, карпики проскакивают под кило. Второй выезд туда таже картинка (все по темноте). Недельки через три кум освобождается с работы поздно едем, по темноте забрасыаемся, поклевок ноль, перезабросы не чего не дают(дистанция под "клипсу" которая раньше радовала).Расввет (три недели жары, вода ушла)кормушки четко в урез воды.

0

45

Вчера не мог уснуть, сигареты кончились, а курить хотелось. Около 12 ночи решил сходить в ларек, тихонько, чтобы жену и дочку не разбудить, встал, оделся о пошел. Жена думала, что я на рыбалку ночную смылся, чтобы меня проучить, взяла закрыла дверь изнутри на второй замок и ключ оставила, а сама уснула :D . Возвращаюсь я домой, сначала не понял, по какой причине не могу открыть дверь, когда повозился с ключами - дошло, время уже позднее, что бы ни дай Бог не разбудить малую, не стал стучать в двери, звонить и т.д., посидел у подъезда на лавке, посмотрел на свои окна, свет не горит, делать нечего, на лавке сидеть глупо, пошел ночью к родителям на другой конец города, денег брал только на пачку сигарет, на такси не осталось, началась гроза, пошел дождь.... :D  Понятное дело, удивил родителей, так как тихо зайти не получилось, Форест увидев меня во дворе, сломя голову помчался лащиться и сбил здоровую лестницу, которая наделала грохоту как от пушечного залпа :tired: . Утром на работу, а я в шортах и шлепках, у родителей из моих вещей - только свадебный костюм  :D , в общем нарядный, в батиных туфлях Марио Бруни (хорошо у него на целую армию) еду на на работу, приходит СМС от жены с извинениями, увидела утром, что снасти на месте, а меня нет, дошло что переборщила, в общем глупая ситуация, зато сам с себя ржу, позитива на весь день, эх, вернусь домой, устрою....

+13

46

RA написал(а):

эх, вернусь домой, устрою....

добрый ты человек!

RA написал(а):

Около 12 ночи решил сходить в ларек

завязывал бы ты! :D

0

47

RA написал(а):

а курить хотелось. Около 12 ночи

Помню , когда еще курил , чем меньше к ночи остается сигарет , тем чаще хочется курить  :crazyfun:

+1

48

RA

Сюжет для комедии... :cool:

0

49

"сейчас мы будем ее наказать!"
слова правителя подводного Набу из Звездных воинов нашкодившему  Джанга-Бину

0

50

RA написал(а):

сейчас мы будем ее наказать!"

Пусть хоть ребенок уснет  :crazyfun:

+1

51

RA написал(а):

"сейчас мы будем ее наказать!"

Roshen написал(а):

Пусть хоть ребенок уснет

После наказания, через 9 месяцев, мы Ромчика будем поздравлять с пополнением :crazyfun:

0

52

RA написал(а):

делать нечего, на лавке сидеть глупо, пошел ночью к родителям на другой конец города, денег брал только на пачку сигарет, на такси не осталось, началась гроза, пошел дождь...


А в соседний подъезд зайти или позвонить. :flag:

+1

53

RA написал(а):

денег брал только на пачку сигарет, на такси не осталось

если такой форс мажер,то можно было доехать на такси к родителям,взять денег у них и расплатиться с таксистом. :dontknow:

0

54

Агонь!!! :crazyfun:

"Интервью с карпятником"

Ведущая: - Здравствуйте! В эфире передача « Тайная жизнь мормышки» и у нас в гостях рыболов – карпятник Василий Семипалкин.
Василий: - «… мормышки» - А че меня пригласили? Я же это, по крупняку.
Ведущая: - Понимаете, впечатлили размеры вашего оборудования…
Василий: - Ааааа, смешно… Понял, понял…
Ведущая: - Мы долго изучали все эти ваши замечательные конструкции, призванные максимально усложнить жизнь рыболова и хотим задать вам несколько вопросов, чтобы и наши зрители прониклись этим удивительным способом самоистязания на лоне природы.
Василий задумчиво: - А тебя как зовут, красивая?
Ведущая: - Меня? Даша.
Василий: - Не Анфиса?
Ведущая смутившись: - Нет, а почему Анфиса?
Василий: - Да я подумал – жизнь мормышки, лоно природы… и ваще…
Ведущая неразборчиво: - Нет, нет, у нас передача о рыбалке.

Василий прищурившись: - Точно не Анфиса?
Ведущая: - Да нет же, молодой человек, что вас, заело что ли?
Василий: - Как - то вы подозрительно странно слова - «о рыбалке» выговариваете…
Ведущая поперхнувшись: - Давайте лучше перейдем к вопросам…
Василий: - Давай, давай…- хихикает - Анфиска….
Ведущая: - Вопрос первый: Как вы пришли в карпфишинг?
Василий: - Ну, это… мы с женой очень любим на природе, то есть, ну природу ваще и порыбачить. Вот жена мне и говорит – Вася, а не мог бы ты купить раскладушки поудобней, и какую нибудь хрень, чтоб она сама рыбу ловила, ну чтоб не отвлекаться. Ну, мы же не лохи какие - Фокса знаем, эта…статьи почитали про главного карпятника, забыл блин, аааа – Юрия Бегалыча. Мужиииик!
Он че говорит – у карпятника главное - чтобы маркер стоял и бойлы были!!!
Ведущая глумливо : - И где такие статьи печатают? В «РыболовИнфо»?
Василий уверенно: - Не, ты точно – Анфиска.
Ведущая: - Василий…!!! Значит, вы располагаетесь на берегу и начинаете - смотрит в шпаргалку – устраивать род-под. Правильно?
Василий: - Неправильно.
Ведущая: - Почему? У меня так записано.
Василий: - Ты че, Даша системы Анфиса? Народ же кругом, как ты себе это представляешь?
Ведущая в сторону: - Да уж имеем представление, рыбачили…
Василий: - Нее, это не по карпятски, значит - сначала ставим палатку, а то нахрена мы столько бабла в «Континенталь» ввалили, раскладушки, а уже потом – род, под, над, ну чего душа желает.
Ведущая уважительно: - Круто. Так – смотрит в шпаргалку – дальше вы начинаете кормить.
Василий: - Точно – лезет в сумку - Берем вот такие ракеты…
Немая пауза.
Ведущая изумленно : - Это… откуда такая красота?
Василий: - Англичане придумали.
Ведущая: - Затейники, однако. И как вы его… то есть – их применяете?
Василий: - Набиваем и бросаем.
Ведущая: - Да вы что? То есть вот это вот - бросаете?
Василий: - Да. Метров на сто.
Ведущая : - Да вы что? Сто метров?!! И попадете?
Василий: - Как два пальца…
Ведущая: - Ну, пальцами то вы все профессионалы, а вот чтоб этим предметом да со ста метров… Дас ист… То есть я хочу сказать - удивительно.
Василий: - Не понял?
Ведущая: - Проехали. А можно мне две, красненькую и желтенькую… На память о нашей встрече?
Василий снисходительно: - Ну, эта… бери…тренируйся.
-Ведущая, силясь представить процесс, долго смотрит в шпаргалку.
Ведущая: – Так. Давайте поговорим про оснастки. Вот здесь написано, что вы всегда используете лидкор. Расскажите.
Василий орет покраснев: - Ты че, корова? Офигела? Я Лидку ваще никогда!!! Только Ленку… У нас любовь! Да я…Да.мы…
Пауза. Ведущая внимательно смотрит на Васю.
Василий: - Ну, было пару раз, слушай – вырежи нафиг, я тебя как рыбак рыбака прошу.
Ведущая: - Вырежем, вырежем… Баловник… Ну вот вы все приготовили – что дальше?
Василий: - А что дальше? Дальше ставим палку на сигнализатор…
Немая пауза.
Ведущая задумчиво: - А я думала, что все знаю про рыбалку… Говорите, говорите Василий…
Василий: - А че говорить-то? Все как обычно – сработал сигнализатор – палку наперевес и начинаешь тянуть.
Ведущая: - И часто срабатывает?
Василий: - Ну, бывает каждые полчаса, а бывает - сутками ждешь.
Ведущая ехидно: - Конечно, если пред этим каждые полчаса…
Василий: - А бывает – два сразу срабатывают..
Ведущая глядя на Васю : - Как два?!! - мечтательно прикрыв глаза, медленно сползает со стула.
Василий: - Эй, чего это с ней? Дайте ей воды, что ли!
Ведущая: - Ничего, ничего, - поднимается на стул - говорите Василий, говорите…
Василий: - А чего говорить то, все. Сфотографировал и разбежались.
Ведущая: – И что? Всех снимаете?
Василий: – Не, только если мамка попадется.
У ведущей округляются глаза.
Василий: – Да, а ты че думала? С мамкой намучаешься, она опытная, нас таких не одну сотню видела. Минут сорок туды-сюды, она вправо – ты влево, она влево – ты вправо в голове одна мысль – только бы не сбежала. Держаааать!!! И вот, финиш, руки – немеют,
палка - в дугу, мамка бьется , брызги в разные стороны. И ты стоишь гордо – не посрамил, взял. Смотришь на нее, она лежит, такааая красивая, не шевелится, только рот открывает. А ты весь мокрый, ноги дрожат, фотик в руках прыгает, никак ракурс не поймаешь, отщелкал и домой ее так ласково – заходи, мол еще.
Ведущая без чувств опять падает со стула. Минут десять ее приводят в себя.
Ведущая очнувшись: – Василий, ну вы…ну вы просто мастер эзопова языка.
Василий: – Чего, кто? Ааааа, знаю, знаю – пришло ГПУ к Эзопу и хвать его за жопу…- ржет.
Ведущая: - Василий, у нас эфир. А у вас случайно портфолио не с собой?
Василий: - Не, дома.
Ведущая: - Может быть, следующую передачу снимем у вас дома?
Василий: - Лучше в клубе.
Ведущая: - Да вы что, у вас клуб? И много вас…карпятников?
Василий: - Человек 60.
Ведущая: - А как попасть в ваш клуб?
Василий: - Платишь треху и тебя там такому научат, даже я не все еще знаю. Это что?
Ведущая: - Две трехи, я с подругой приеду.
Василий:- Ну - ну.
Ведущая:- Спасибо за интервью Василий, до скорых встреч.
- А вы смотрели теперь уже последний выпуск передачи « Секс с Анфисой».
Василий орет из за декораций: – А, курва, я же сразу свим просек, а повелся, как тузик на кукурузу!!!
Ведущая: - Да, дорогие телезрители, а в Новом Году вас ждут новые передачи – « Секс с Иваном Затевахиным» и « Диалоги о рыбалке с Анфисой». До скорых встреч!

+5

55

DIMASIKKr77 написал(а):

палка - в дугу, мамка бьется , брызги в разные стороны. И ты стоишь гордо – не посрамил, взял. Смотришь на нее, она лежит, такааая красивая, не шевелится, только рот открывает. А ты весь мокрый, ноги дрожат, фотик в руках прыгает, никак ракурс не поймаешь, отщелкал и домой ее так ласково – заходи, мол еще.

   Порвало !!!! :D
DIMASIKKr77  :cool:  :cool:  :cool:

0

56

Осень прошлого года. Утро. Туман. Видимость метра три. Я и брат ловим щук. Делаю очередной заброс. Вертушка улетает в туман , и вместо плюханья слышу отчетливый человеческий крик Е№?"МАТЬ) , на который не обращаю внимания (мало ли что). Рукой ощущаю приличный тычок , автоматически произвожу подсечку ,и , как пишут классики "ощущаю приятную тяжесть". Тяжесть делает рывок, параллельно с криком(ДА ШО ЗА Х...Я). На крики не обращаю внимания (мало ли что), делаю мощную подсечку , слышу мощный всплеск и бешенное сопротивление , визг фрикциона ,и уже булькающие вопли(Б....ТЬ , С...КА , Б...ТЬ , УБЬЮ!!!).... Начинаю реально осознавать ситуацию. Но руки автоматом делают еще одну подсечку , и тяжесть благополучно делает сход. Уже полностью осознав происходящее начинаю судорожно выматывать снасть. Брат , который раздуплился раньше , уже успел поднять якорь и схватившись за весла начал ручное глисирование в сторону противоположную крикам и угрозам о жестокой мести.

+10

57

serg6610 написал(а):

Осень прошлого года. Утро. Туман. Видимость метра три. Я и брат ловим щук. Делаю очередной заброс. Вертушка улетает в туман , и вместо плюханья слышу отчетливый человеческий крик Е№?"МАТЬ) , на который не обращаю внимания (мало ли что). Рукой ощущаю приличный тычок , автоматически произвожу подсечку ,и , как пишут классики "ощущаю приятную тяжесть". Тяжесть делает рывок, параллельно с криком(ДА ШО ЗА Х...Я). На крики не обращаю внимания (мало ли что), делаю мощную подсечку , слышу мощный всплеск и бешенное сопротивление , визг фрикциона ,и уже булькающие вопли(Б....ТЬ , С...КА , Б...ТЬ , УБЬЮ!!!).... Начинаю реально осознавать ситуацию. Но руки автоматом делают еще одну подсечку , и тяжесть благополучно делает сход. Уже полностью осознав происходящее начинаю судорожно выматывать снасть. Брат , который раздуплился раньше , уже успел поднять якорь и схватившись за весла начал ручное глисирование в сторону противоположную крикам и угрозам о жестокой мести.

так это ты был?!!!
капец тебе  :D  :D  :D

+4

58

В Южно-китайском море рыбак поймал неизвестного науке морского обитателя. В 5 утра Сапар Мансор вместе с приятелем вышел порыбачить на побережье. Примерно через час Сапар, наловивший достаточное количество рыбы, собирался возвращаться домой, и начал доставать удочки. Улов оказался крайне необычным — в его сети попалась рыба с шипами вокруг рта.

«Я впервые поймал такую рыбу, сразу же принес находку домой и показал ее жене. Тело существа постепенно сужалось к хвосту и было покрыто острыми шипами. Если честно, я даже предположить не могу, что это за животное», — заявил Сапар Мансор, сообщает METRO.

Мансор решил показать находку знакомым рыбакам. Однако и они не смогли распознать рыбу. Морского обитателя окрестили «бронированной рыбой» из-за острых шипов и уникальной формы. «Рыбаки, которым мы показывали бронированную рыбу, так и не смогли объяснить, что это за существо. Мой муж действительно поймал удивительное и уникальное животное», — сообщила супруга Сапара 35-летняя Сити Кадариа.

Попытаться определить, к какому виду относится рыба и почему о ней до сих пор не было ничего известно, предстоит ученым. В семье Мансора решили засушить рыбу и хранить ее как «морское сокровище». http://s7.uploads.ru/t/L3FKY.jpg

0

59

Radon написал(а):

собирался возвращаться домой, и начал доставать удочки. Улов оказался крайне необычным — в его сети попалась рыба

Напомнило: забрасываю удочку в воду и этот динамит взрывается..

0

60

Нашел на просторах необъятного интернета.

Купил как-то один знакомый новый джипус Паджеру, мы как раз на рыбалку в Конаково намылились, ну и он с нами на хвост упал. На счёт рыбалки он сильно в курсе не был, знал твёрдо одно — "а что там ловить? наливай да пей!", за тем и поехал.
В общем нам пофиг, ибо не нужно на своих машинах ехать, ну и конечно приятно в новом джипе оторваться.
Пока ехали он все мозги проел рассказами какой у него джип хороший, мощный и вездеходный. Я грешным делом был уверен, что обычный "паркетник", но разубеждать его не стал, дабы не обидеть. Ну слово за слово, доехали на заимку к егерю знакомому, расположились, ну и конечно обмыли приезд. Надо сказать, что егерь реально похож был на всем известного Кузьмича, такой же длинный и нескладный, и конечно погоняло имел Кузьмич. Как его в реале звали я даже не в курсе. Собственно начал он Витальку подначивать — мол тарантас его ну ни разу не вездеход, и всё в том же духе.
После четвертой бутылки Виталька вытянул Кузьмича на улицу — доказывать вездепроходность агрегата. А где доказать-то? Да рядом, за заимкой. Ручей не ручей — так, речка переплюйка, по колено. Ну и Виталь, конкретно, туда всей джипой и въехал. До противоположенного берега манька не дотянул — заглохла конструкция. Мы сидим уже сильно расслабленные, вваливаются два мокрых и грязных чуда, с матюгами и почти трезвые, идите мол машину из ручья вытаскивать. Ну как же. Мы сразу объяснили кто из нас куда должен идти, и свалили спать — утро вечера мудренее.
По утру выйдя во двор можно было лицезреть купание красного коня — Виталька бродил возле своего красного Паджерки убитый в хлам, не поймешь, то ли с перепоя, то ли человек реально расстроился. И, конечно, все принялись советовать как машинку из речки отловить. Оказалось, что, в общем, никак. Или за ночь джипак корни пустил в грунт, или русалки какие за глушак держали, но ни завести, ни сдвинуть его с места мы не смогли. Не смогли до того момента как Кузьмич не проснулся, с заднего двора выгнал Уазик и полез на нем в речку — Паджерку вылавливать. В речку полез собственно потому что с берега троса не хватало зацепиться, ну и собственно на подходе к Паджерке тоже встал. Конечно вылезший на берег Кузьмич бил себя в грудь — дескать он эту речку по десять раз туда-сюда переезжал, а тут видать дожди — вода поднялась. Ну поднялась, нам-то с этого не легче! Ждать пока вода спадет недосуг, мы рыбу ловить приехали, и собственно на выходные! В общем промокли все изрядно, увазюкались. Пошли "сугреваться". В процессе "сугрева" решили, что без посторонней помощи нам явно два каракута из реки не вытащить, решили идти в деревню за трактором. Заподляк в том, что если бы Кузьмич сразу за трактором поехал, то не пришлось бы 15 км тащиться до деревни пешком, еще не зная точно найдем ли мы трактор на месте.
Трактор мы конечно нашли — большой, старый, гусеничный рындван. Сперва тракторист зажался на заимку тащиться — дескать, трактор не работает, и вообще далеко. Но когда узнал, что мы на рыбалку приехали и еще полтора ящика водки осталось, то загрузив нас в железного коня быстренько попылил на заимку. Лучше бы я эти километры пешком прошел. Трактор конечно хорошо, но сука, железный рындван, немилосердно ревел надрывая утомленные внутренности, болтало как в шторм на корабле, спасало что в кабину уплотнились вчетвером, поэтому "подскакивать до потолка" не позволяли соседи. Воняло солярой, сизым выхлопом и жутким перегаром. Всё хорошее рано или поздно заканчивается, доехали и мы.
Два кренделя оставшиеся ждать нашего возвращения, вместо того чтобы разобрать снасти и чинно-благородно наслаждаться пейзажами у воды решили слегонца поправить здоровье (благо оно еще позволяло), но в виду нашего длительного отсутствия и большого количества имеющихся напитков были уже настолько хороши, что мы просто перенесли их в сарай на сеновал — чтоб не слышать храпа.
Ну собственно сели, выпили маненько "за встречу" "За знакомство" "за взаимовыручку и мир во всем мире". Больше всех на водярку налегали Виталька — ибо в печали, тракторист — ибо нахаляву, и Кузьмич — ибо за компанию. Мы с Петром тоже конечно не филонили, но за этой троицей угнаться не могли.
Через часа три кто-то вспомнил собственно ради чего мы тут все собрались! Вы подумали — из-за рыбалки? Хренли! Вытянуть два долбаных педикулёза, безвременно утопших в речке! Ну и конечно дружно сдёрнулись к реке. Трахтур выкатился "на позиции", и благо до Уаза было недалече подцепил его и выволок на берег. С Паджеркой было сложнее. Пьяный тракторист наотрез отказывался загонять пепелац в реку, справедливо опасаясь, что Уазик его оттуда уже не вытащит. Никакие увещевания не помогали, отказывался даже от водки, не то что от денег. Но поскольку водки ему всё ж хотелось, выход из положения был предложен. У паджерки на кенгурятнике лебедка висит — надо тросы сцепить и на том берегу за дерево зацепиться, оно само себя и вытянет. Кузьмич сразу в сомнения — мол эта японская хрень даже реку переплыть не может, не то что за лебёдку… Ну так еще и деревьев на том берегу нет — один кустарник. Тут я предложил — Уазик загнать обратно в речку, если заведется, зацепить им Паджерку, а трактором Уазик тянуть, как раз недостающие 4 метра тросса скомпенсируем. Ну а трактору похрен одну машину или две вытаскивать. Так и сделали. Счастье Витальки было неописуемо — благо машинка его особо не пострадала, конечно вода на ковриках имелась, но не более того. Если бы он с подгазовкой речушку форсировал, то и не заглох бы наверное вообще. Конечно, за это выпили.
Сука, Кузьмич, успокоиться не мог на счёт Паджерки, видать сильно японская техника за душу зацепила. Опять домотался к Витальке, теперь про лебедку. Слово за слово, Виталька в принципы полез — мол лебедка эта что хошь поднимет, хоть Паджерку и поднимет! В общем ушли на двор три долбонавта… Три, ибо тракторист тоже с ними увязался, так сказать техницкий консультант. Этот, блин, консультант влез спьяну на сосну и трос за нижнюю ветвь уцепил. Вы сосну видели? Большую и толстую, и ветки у нее начинаются сильно высоко от земли. Ну так ему похрен, влез, пьяная сволочь! Виталька дятел пульт взял и давай радостно на кнопки жать, мол ща, покажу я вам! Показал. Уж не знаю или у него мозги переклинили, или что, но когда лебедка потащила паджерку вверх, он так зажал клешнями пульт, что вместе с машиной утащился под ветки. Отцепился только когда машина на несколько метров поднялась над землей вдоль ствола. Вообщем, когда мы увидели этих раздолбаев, входящих совершенно сухими и чистыми, сперва ничего плохого не подумали. Сперва. Потом, когда мы вышли на улицу, и лицезрели машину висящую метрах в трех от земли, то честно скажу лично я прихренел. Виталька бродил вокруг сосны аки кот вокруг дуба, даже цепь златая была при нём. Вообщем стали думать кто полезет за пультом. Траткорист, сука, сразу отмазался, дескать один раз уже лазил, а сейчас еще и машина мешает, "в обхват" на сосну не залезть. Кузмич притащил лестницу, кое-как загнали траткориста на машину, добрался до пульта. Сидит сука на кенгурятнике, жмет пульт, Паджик вниз едет, на жопу встает и начинает на крышу запрокидываться. Виталька орёт "стоой!" Снова чутка вверх, снова вниз, и снова запрокидывается. Короче привязали веревку бельевую снизу за фаркоп, и тянем как репку, от сосны. Хрен там, Паджеро тяжелый, не осилили. Согнали тракториста, веревку за трактор — тянет, трындец веревке! Паджик смачно об сосну приложился, Колян, который на кенгурятнике сидел, чуть вниз не
долбанулся. Вообщем забили болт на эту бодягу — темно уже, спать надо. Договорились что тракторист утром привезет еще один трос и снимем машину. Собственно так и получилось. Не утром правда, а к обеду сняли машину. Вид она конечно имела уже боевой, вся потёртая, грязная, и довольно прилично помятая в самых неожиданных местах. Вообщем за всю мою рыбацкую жисть такая рыбалка, чтоб ни разу снастей не достать, была единственный раз.
Рыбу мы купили на обратном пути, на трассе.

+3


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Юмор » Смешные истории про рыбалку