Donfish.org: Рыбалка в Донбассе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Беседка » Заметки на полях прожитой жизни


Заметки на полях прожитой жизни

Сообщений 31 страница 60 из 94

31

march-yu написал(а):

таможенник никак не мог поверить, что я ничего не везу из Кореи, никакой электроники вообще, не то, что для продажи, но даже для личного потребления.
Зато я привез купленную в салоне отличную картину

Вы оттуда привезли гораздо БОЛЬШЕ, чем техника.
Это сейчас Айфон зачастую заменяет молодежи все,
но что будет им вспомнить в своих заметках об их
пропущенной жизни?

Кстати, это еще раз свидетельствует о том как быстро
нам ПОМЕНЯЛИ ценности в жизни.

P.S. Как Ваши книги? Вы их пристроили или все же сохранили?

march-yu написал(а):

не думал, что меня можно принять за ребенка...

я не это имел ввиду ))) честно.
хотя, если так капнуть - возраст идет, но детьми мы остаемся.

Отредактировано pecheur (2016-07-18 14:16:14)

+2

32

pecheur написал(а):

march-yu написал(а):
P.S. Как Ваши книги? Вы их пристроили или все же сохранили?

Сохранил. Рука не поднялась. Пусть уже дети потом делают, что хотят. А для меня книги - как панцирь для черепахи. Не оторвать.

+8

33

Мегапознавательно! Просим в студию следующее! Подкупает  схожесть инженерной судьбы, хоть и ни разу не был за рубежом. Но детство и тот дух того времени застал. Юный техник за три года и Техника молодежи журналы до сих пор в гараже  бережно хранятся. Помню байки, что японские инженеры в 80-х гонялись за ними, на вес золота, т.к. если он (инженер) раз в неделю не выдаст ноу-хау, это признак его (инженера) профнепригодности с последствиями для доходов. Ноу-хау любое,хоть зубную щетку усовершенствуй, хоть турбину какую-нить.

0

34

march-yu написал(а):

Сохранил. Рука не поднялась. Пусть уже дети потом делают, что хотят. А для меня книги - как панцирь для черепахи. Не оторвать.


да было дело чтобы попасть на книжный рынок платил  1 рубль ! Советский !

0

35

Язык мой – враг мой
Часть 2
Немецкий язык и не только

Насчет немецкого языка я тоже думал, что он мне в жизни никогда не пригодится, так как 99% технической литературы в моей отрасли – англоязычная.
Но жизнь решила иначе. Фирма, в которой я работал, начала включать в свои проекты новейшее оборудование ряда немецких фирм. Я и мой сотрудник Виктор отправились в Германию для изучения производства и сертификации продукции. Никаких проблем не предвиделось, так как я немного знал немецкий язык, а Виктор – английский.
После этой поездки я стал сильно сомневаться в хваленой немецкой организованности и пунктуальности.
Все как-то не заладилось с самого начала.
В целях экономии мы решили не лететь, а ехать международным экспрессом «Киев-Берлин». Международность заключалась в том, что купе были трехместные, причем, все три места с одной стороны, на верхнюю полку было не так легко вскарабкаться. Это мне напомнило времена моей юности, когда я ездил без билетов на верхней багажной полке. Все три пассажира могли одновременно либо лежать, либо сидеть, так как сидеть на нижней полке можно было только, если верхние были подняты. Чрезвычайно удобно.
Перед границей с Польшей проводник вагона прошелся по купе и вручил всем по деревянному клину. Этим клином нужно было застопорить ручку двери изнутри, и ни в коем случае не открывать на любые стуки и крики – орудуют польские бандиты. Мы замерли в ужасе. Действительно, на первой остановке в Польше послышался грохот, крики, стук в дверь и даже выстрелы. Когда поезд тронулся – все стихло.
Приехав в Берлин, мы купили сразу же билеты на обратную дорогу. Вернее, билеты у нас были забронированы, но без мест, места выдала кассирша вокзала.
Никто из принимающей фирмы нас не встретил, ведь была суббота – уикенд, а какой уважающий себя немец будет работать в уикенд!
Мы специально брали билеты на выходные дни, чтобы больше было времени для работы. Когда же немцы приезжали к нам, они выезжали из Германии только в понедельник, а уезжали от нас в четверг, чтобы не затронуть свой уикенд. В результате для работы оставалось всего пара дней.
С этого вокзала на такси мы переехали на другой – Zoo, так как ехать дальше до места назначения (Херфорд) нужно было отсюда на электричках с пересадками. Тут нас ожидало шокирующее приключение.
На вокзале нас ограбила русская банда (дорогие соотечественники, 7 человек), не буду описывать в подробностях, как это происходило. Забрали они только деньги из кошельков. А там была вся наша валюта, так как мы, как законопослушные граждане, выложили туда деньги для предъявления на немецкой таможне. Ну, лохи, в общем. Присутствовавшие при ограблении немцы повтягивали головы в плечи и постарались быстро смыться. Никто из них не вызвал полицию. После ухода бандитов, мы зацепили пробегавшего мимо служащего в униформе, сказали, что нас ограбили и попросили вызвать полицейских. На это он ответил, что никаких проблем – нам надо выйти из вокзала, свернуть за угол и попасть в полицейский участок. Но мы настаивали, говоря, что у нас много вещей, и мы не знаем, куда идти. С большой неохотой он ушел и привел полицейского, а тот отвел нас в участок, посадил в коридоре и приказал ждать, пока они позавтракают. Завтрак, как и уикенд – это святое! На наше замечание, что, пока они будут завтракать, бандиты окажутся далеко, он только пожал плечами и ушел. 
Длился завтрак около часа, потом они нас заподозрили в членстве в этой самой банде, потом провели допрос, выдали протокол об ограблении и  сочли свою миссию выполненной. Все наши попытки дать приметы бандитов и обстоятельства ограбления отметались с порога. С огромным трудом мы вытребовали телефон, чтобы позвонить менеджеру принимающей стороны, но ничего не успели толком сказать – трубку у нас отобрал полицейский (междугородний разговор дорог), объяснил, что все в порядке, так как протокол они составили, и повесил трубку. На наш вопрос, что нам теперь делать, он ответил, что его это не касается, и в его обязанности не входит, его дело – составить протокол. С протоколом мы сунулись в кассу, но дать билеты без денег кассирша отказалась и посоветовала сесть в электричку и показать протокол контролеру.
Мы вошли в вагон, и зашли в купе, где уже сидели несколько немцев. Контролеру мы сказали, что нас ограбила русская банда. Немцев как ветром сдуло. Контролер изучил протокол, долго сокрушался на приличном русском языке (он окончил Высшие партийные курсы в Москве), долго где-то бродил, затем вернулся и торжественно объявил, что, так как ему стыдно за свою страну, то он нас штрафовать не будет, а только выписал квитанцию за билет, которую надо было оплатить в течение двух дней.
Приехали мы на место и пошли пешком, денег ведь на такси не было, благо отель недалеко. Номер в гостинице был забронирован, мы поселились и позвонили менеджеру Марку. Он сказал, что приехать к нам ни сегодня, ни завтра не может, так как уикенд (!), а, если у нас нет денег, то мы можем пойти в гостиничный ресторан, пусть запишут на его счет. Мы, конечно, проголодались и пошли в ресторан. Ну, да, разогнались. По случаю выходных кухня не работает! Нашу злость вы не можете себе представить. А Марк жил в этой деревне метрах в 500, и у него была машина.
Конечно, как у всяких отечественных командировочных, мы с собой были привезли продукты, в целях экономии – сухая колбаса, ветчина, консервы. И была Немировская медовая с перцем, которую мы привезли в качестве презентов партнерам. Ну, пришлось им обойтись без презентов, за 2 дня мы все выпили и съели и вычистили минибар.
Зато весь следующий день мы гуляли по Херфорду (земля Северный Рейн-Вестфалия). Городишко небольшой, но очень приятный, на берегу реки. Если присмотреться, на одной из фотографий на противоположном берегу видны рыбаки.
http://s5.uploads.ru/t/Oyf3q.jpg
http://s5.uploads.ru/t/nZDOe.jpg
http://sh.uploads.ru/t/ZGE60.jpg
В понедельник пришел, наконец, Марк, посокрушался о случившемся, и ссудил нас деньгами под расписку, с обязательством вернуть при ближайшем его приезде к нам.
В понедельник же приехали москвичи из сертификационного центра, и нас свозили на экскурсию в Кельн. На мосту я обнаружил рыбаков, ловящих донками в Рейне.
http://s1.uploads.ru/t/o1K7Z.jpg
Я к ним подошел и попросил показать снасти. Типичные наши «дальняки» с многокрючковыми пружинами. Поимки рыбы не видел, не знаю, как они поднимают ее на мост. В одном мне не повезло – я собирался встретиться со знакомым харьковчанином, живущим в Кельне уже несколько лет, рыболовом, лет на 10 старше меня, но его дочка сказала, что он в больнице, на операции. Взятые с собой рыболовные снасти ему в Германии не пригодились, он трижды провалил экзамен на получение рыболовного билета, или как там у них называется.
Вечером на центральной улице Кельна стояли 2 парня, один играл на гитаре, а второй пел:
Грає море зелене, тихий день догора, дорогими для мене стали схили Дніпра, де колишуться віти закоханих мрій... Як тебе не любити, Києве мій!
Хорошо, между прочим, пел, прохожие кидали им денежку.
Единственное, что я купил там - это удилище «сбирулино», в те годы у нас их не продавали.
На обратном пути наш гид купил билеты на электричку, в вагон для курящих, так как он сам курил, а из нас никто не курил, мы просто задыхались в клубах дыма, окутавших вагон. Это, конечно, тоже добавило позитива.
Через неделю я уехал, а Виктор остался изучать технологию.
Хотя опять была суббота, но тут уж я настоял, чтобы меня отвезли на вокзал и посадили в поезд. Это вызвало немало проблем у немцев, так как шоферу за работу в выходной день нужно было платить сверхурочные.  Возникла крупная свара между начальниками отделов (технологического и сертификационного) на чей счет списывать эти деньги. Водителем оказался молодой парень, недавно приехавший из Казахстана, много чего он за дорогу мне рассказал, но, боюсь, ничего положительного.
Один эпизод. Вскоре после приезда он с другом пошел в гости к родителям этого друга, живущим отдельно. Отец стрельнул у сына сигаретку, уходя, сынок сказал: «с Вас, папа, 40 пфеннигов за сигарету». Ну, и много еще в таком же духе. У советского немца это вызывало такие же чувства, как у меня.
До Берлина он меня довез и посадил в вагон. Но это мне не помогло. Когда я вошел в вагон, оказалось, что, как в добрые советские времена, мое место уже занято. Через некоторое время стало понятно, что на все места проданы двойные билеты. Все проходы и свободные места в купе были заняты баулами, телевизорами и чемоданами челноков. Крик и ругань стояли страшные. Проводница сказала, что может дать нам места в другом вагоне, но согласились туда перейти со мной только несколько человек, у которых, как и у меня, практически не было вещей. Зато новый вагон был совершенно пуст.
Какие, Вы думаете, после этого у меня остались впечатления от Германии?
Но это еще не все. Речь ведь о языке.
Когда я учился в десятом классе, мама нашла мне частную преподавательницу немецкого языка, чтобы усилить мои шансы при поступлении в институт. Это была бывшая фрейлина императорского двора (сколько же ей было лет в 1960 году?), по-русски она говорила с сильным акцентом. Сухонькая старушка жила в подвале дома напротив Дворца пионеров (сейчас – Дворец бракосочетания), в махонькой комнатушке, куда вела крутая лестница. В комнате пахло отчаянной нищетой и книгами, книги были исключительно на немецком языке, напечатанные, в основном, готическим шрифтом, в старинных кожаных переплетах. Конечно, никакой преподавательницей фрейлина не была, методики она не знала, заставляла нас только читать немецкие книги и рассказывала немецкие анекдоты на немецком языке. Немецкие анекдоты – совершенно не то, что русские, это небольшие рассказики с довольно неожиданным финалом. Почему-то она любила анекдоты об Эйнштейне.
Для разрядки приведу парочку таких анекдотов в сильно сокращенном виде, в моем переводе на русский язык.
1. Познакомился Эйнштейн с крестьянином и спрашивает: «ты в яйцах разбираешься?». Тот отвечает: «конечно!». «Вот хорошо, пойдем на базар, научишь меня, как отличить свежие яйца от старых, а то я никак не могу этого понять». Крестьянин говорит: «да нет проблем - пара пустяков». Пришли на базар. Крестьянин говорит: «вот свежие яйца, вот свежайшие, а вот несвежие, эти не бери». Эйнштейн: «а как ты узнал?». Крестьянин удивленно: «так это же сразу видно!!».
2. Как обычно водится в анекдотах, на каком-то приеме одна высокопоставленная особа попросила гения по-простому объяснить ей теорию относительности. В ответ тот рассказал следующую историю. Шел однажды летом Эйнштейн с другом по улице. Было очень жарко. Друг был слепым от рождения. Эйнштейн говорит: «Очень жарко! Я бы с удовольствием выпил сейчас холодного молока!». Слепой говорит: «Холодного – это я понимаю. Но что такое молоко?». Эйнштейн: «Молоко – это такая белая жидкость». Слепой: «Жидкость – это я понимаю. Но что такое белая?». Эйнштейн: «Белый – это цвет крыла лебедя». Слепой: «Крыло – это я понимаю. Но что такое лебедь?». Эйнштейн: «Лебедь – это птица с длинной изогнутой шеей». Слепой: «Шея – это я понимаю. Но что такое изогнутый?». Тогда Эйнштейну это надоело, он взял слепого за руку, вытянул ее и сказал: «вот так - прямо». Потом согнул его руку в локте и сказал: «вот так - изогнуто». «Спасибо, - с чувством сказал друг, - теперь я понимаю, что такое молоко!».
Не так ли пытаются объяснить атеистам веру в Бога?
Кроме анекдотов, фрейлина учила меня произношению, и это мне очень пригодилось. При сдаче кандидатского экзамена по иностранному языку, я успел только прочитать один абзац предложенного к переводу текста, как экзаменатор остановила меня, разулыбалась и сразу поставила пятерку, не задав ни одного вопроса.
Конечно, в Германии мне было трудновато – ведь языкового опыта у меня не было никакого, да и подзабыл я все прилично, тем не менее, я мог общаться на улице, в гостинице, магазинах и ресторанах.
Даже такое знание языка мне в последующем принесло пользу.
Через несколько лет после Херфорда я и несколько сотрудников попали на международную выставку в Мюнхене в качестве представителей уже другой немецкой фирмы, офис и производство которой находились также в небольшом городке – Берхинге, гораздо более живописном и интересном, чем Херфорд. Там мы и жили в небольшой частной гостинице, переоборудованной из старинной мельницы, а на выставку ездили автобусом.
http://s4.uploads.ru/t/3CbOd.jpg
Мельница, естественно, стояла на речке. С мостика в солнечную погоды видны были довольно крупные форели, хотел заснять, но фото не получилось.
Рыбаков здесь не видел.
Практически все время проводил на выставке, ездил ведь работать, а не отдыхать. Как обычно принято, партнеры устроили на выставке фуршет, а в самом Берхинге организовали фест «Баварская ночь».
http://s5.uploads.ru/t/GWdaC.jpg
http://se.uploads.ru/t/TGfF1.jpg
Все красиво, и вполне благопристойно. Что больше всего поражает – это совершенно удивительная чистота на улицах, при том, что я ни разу не видел уборщиков.
http://s9.uploads.ru/t/N4YVo.jpg
Ездили также в Вюрцбург на очистные сооружения высокого класса, там же посетили старый замок на горе, мощное сооружение.
http://s8.uploads.ru/Z2CjN.jpg
В целом, время провел приятно, но общение как-то не задавалось. Получилась чисто экскурсионная поездка, до дня вылета из Мюнхена.
В аэропорту ждем. Рейс откладывается на полчаса. Еще на полчаса. Еще на полчаса. Да что же это такое? У нас пересадка в Вене с интервалом около часа. В полете понимаем, что наш рейс на Москву ушел, а он один раз в сутки.
Продолжение следует

+14

36

Язык мой – враг мой
Часть 2, продолжение
Немецкий язык и не только

Перед посадкой в Вене стюардесса на английском и немецком объявила, что транзитникам нужно подойти к стойке регистратора, и нам там все скажут. Когда мы нашли эту стойку, там уже разгорелся нешуточный скандал. Регистратор говорила только по-немецки, и подошедшие раньше нас русские со знанием английского ничего не могли понять. Моего же немецкого вполне хватило. Никогда бы не подумал, что служащие в Венском аэропорту могут не говорить по-английски, но факт. Нам выдали билетики на бесплатное поселение в гостиницу и на бесплатное такси от аэропорта до гостиницы. Однако таксисты не хотели нас везти бесплатно, и только один из них угрюмо согласился после скандала с разводящим. Гостиница была по нашим понятиям шикарная.
http://s6.uploads.ru/KpEA4.jpg
Нас поселили в одноместные номера, но, когда я зашел в свой номер (ключ мне выдали, но не проводили), то увидел, что там находятся чьи-то вещи, постель разобрана. Я вернулся к администратору и на своем немецком суржике объяснил, что номер занят. Он был в шоке, и дал мне ключ от другого номера. В этом номере только что сделали ремонт,  и страшно воняло краской и лаком. Я снова пошел к администратору и извлек из своей памяти что-то вроде: «в номере омерзительно воняет дерьмом». Тот чуть не упал со стула. С третьей попытки меня, наконец, поселили в нормальный номер. Мы были очень довольны задержкой самолета, так как целый день гуляли по Вене и бесплатно питались в ресторане.
http://s0.uploads.ru/BNSuL.jpg
Здесь уличный музыкант был классом выше – скрипач классического толка, он продавал и свои диски, их видно на фото. Правда, сильного ажиотажа это не вызывало.
На соборе св. Стефана огромный плакат: «если Вы пожертвуете, нас будет уже трое. Штеффи нуждается в помощи».
http://s3.uploads.ru/ZBeqv.jpg
На улицах Мюнхена
http://s9.uploads.ru/q4QTZ.jpg
http://s6.uploads.ru/gh6al.jpg
Музей охоты и рыбалки в Мюнхене.
http://s5.uploads.ru/aGZ4O.jpg
Продолжение следует
Очевидно. я превысил какие-то объемы, продолжение не загружается, попробую завтра.

Отредактировано march-yu (2016-07-23 07:50:04)

+13

37

Дирижабль в небе Мюнхена.
http://s1.uploads.ru/t/x4NmV.jpg
http://s3.uploads.ru/t/uoNdJ.jpg
Автобус Берхинг-Мюнхен.
http://sf.uploads.ru/t/cbp60.jpg
http://sf.uploads.ru/t/qIUSh.jpg
http://s6.uploads.ru/t/nzGuJ.jpg
Фиакр на улицах Вены.
http://s8.uploads.ru/t/qJvpK.jpg
http://s7.uploads.ru/t/s2dE0.jpg
Сквер в самом центре Вены. Люди отдыхают, по траве ходить можно.
http://s6.uploads.ru/t/6BWpP.jpg
http://sh.uploads.ru/t/Sygvz.jpg
http://s5.uploads.ru/t/jTwHx.jpg
Центральные части Мюнхена и Вены очень своеобразны и красивы, но окраинные кварталы внешне ничем не отличаются от наших многоэтажек.
В общем, в отличие от Кореи, о Германии у меня остались плохие воспоминания. И о немцах тоже. А вот корейцы по характеру и менталитету очень похожи на украинцев. Они мне говорили, что не могут вести дела с немцами, из-за огромного психологического несоответствия.
Красивых женщин очень мало, в основном разновозрастные клоны фрау Меркель. Самая красивая девушка, которую я увидел в ресторане, оказалась испанкой. Единственное, что хорошо в Германии – это пиво, сосиски и свиная рулька.
http://sd.uploads.ru/t/fyqUC.jpg
http://s1.uploads.ru/t/0LdDf.jpg
http://sg.uploads.ru/t/8a7Wb.jpg

Кстати, наши партнеры в Москву летели через Франкфурт, но во Франкфурте их багаж по ошибке перегрузили в другой самолет! В Москву доставили только через два дня.
А у моей дочки в Испании при выгрузке багажа отломали колесико на чемодане. Можете себе представить – каково везти неподъемный чемодан с одним колесиком сбоку?
Так что, если кто-то вам будет говорить, что на «Западе» полный «шик и блеск иммер элеганте», как любил говорить мой отец, – можете спокойно плюнуть ему в глаза, и вы выиграете любой судебный процесс.

Поездки в Корею и Германию дали мне понять, что такое Родина. Я всегда считал, что у меня нет чувства патриотизма. Советский Союз был слишком огромен, чтобы считать его Родиной. Я объездил его вдоль и поперек, я бывал в Сибири и Средней Азии, на Урале и в Карпатах, на Кавказе и в Крымских горах, в Прибалтике и Татарстане. Я бывал в степях, лесах и горах. Я рыбачил в Днепре, Днестре, Тисе, Северском Донце и в Черном море. Я родился в Новосибирске, а всю жизнь прожил в Харькове. Список городов, где я бывал и жил иногда месяцами, занял бы немало места.
Я общался с сотнями людей, разной национальности, разного происхождения, разных профессий, разного социального статуса, от дворника до министра, от слесаря до академика, и никогда не испытывал никаких проблем.
Я всегда адаптировался на новом месте очень быстро и считал, что для меня Родина будет везде, куда судьба забросит меня жить.
Германия показала мне, что это не так. Что Родина не там, где чистые улицы, шикарные автобаны, безотказное ЖКХ, современные гаджеты и автомобили, высокая зарплата и безбедная пенсия. Родина там, где живут люди. Люди, которые плачут, когда тебе больно, смеются от радости, когда ты счастлив, понимают тебя с полуслова и без слов, люди, которым можно доверять в любой ситуации. Которые работают, не глядя на часы, лезут в пекло, не оглядываясь на законы, вытаскивают совершенно незнакомого человека из-подо льда, а не звонят 911.  Когда тебе плохо, они не будут говорить: «сходи к врачу», «подай в суд», «вызови полицию» и т.п. Они скажут: «чем я могу тебе помочь?».
Если такие люди есть, то географически я, наверное, могу жить, где угодно. Но не в Германии, она меня отторгает, как инородное тело. Как занозу. Для меня там не люди, а деревянные чурки, из которых можно выстрогать все, что угодно, а можно и спалить в печке.
Конечно, все это я пишу не о сегодняшнем времени, а о прошедшем. Времени, которого нет, и которое никогда не повторится. Сегодня идет Третья мировая война, она идет везде, не только там, где стреляют, она идет в умах, сердцах и душах людей, это война всех против всех, и закончится она очень нескоро. Поэтому вряд ли сейчас в мире вообще есть место, где я мог бы жить и чувствовать себя на Родине.

Конечно, кто-то скажет, что я слишком субъективен. Но я не собираюсь быть объективным. Субъективность – одно из имен свободы.
Далі буде.

Отредактировано march-yu (2016-07-23 13:13:08)

+20

38

march-yu написал(а):

Родина там, где живут люди. Люди, которые плачут, когда тебе больно, смеются от радости, когда ты счастлив, понимают тебя с полуслова и без слов, люди, которым можно доверять в любой ситуации. Которые работают, не глядя на часы, лезут в пекло, не оглядываясь на законы, вытаскивают совершенно незнакомого человека из-подо льда, а не звонят 911.  Когда тебе плохо, они не будут говорить: «сходи к врачу», «подай в суд», «вызови полицию» и т.п. Они скажут: «чем я могу тебе помочь?».

как же сильно сказано :cool:  :cool:  :cool:

+4

39

march-yu, ну..., как обычно :cool:

+1

40

march-yu написал(а):

Родина не там, где чистые улицы, шикарные автобаны, безотказное ЖКХ, современные гаджеты и автомобили, высокая зарплата и безбедная пенсия. Родина там, где живут люди. Люди, которые плачут, когда тебе больно, смеются от радости, когда ты счастлив, понимают тебя с полуслова и без слов, люди, которым можно доверять в любой ситуации. Которые работают, не глядя на часы, лезут в пекло, не оглядываясь на законы, вытаскивают совершенно незнакомого человека из-подо льда, а не звонят 911.  Когда тебе плохо, они не будут говорить: «сходи к врачу», «подай в суд», «вызови полицию» и т.п. Они скажут: «чем я могу тебе помочь?».

Спасибо

+2

41

march-yu
Спасибо огромное за "Заметки..."!!!

+1

42

ЗДОРОВЬЯ ВАМ ОГРОМНОГО !

+1

43

Дядя Юра,единственная просьба,НЕ ЗАТЯГИВАЙ с ПРОДОЛЖЕНИЕМ!  :glasses:  :cool:

+2

44

Если вы ЭТО смогли передать хотя бы одному своему потомку -  жизнь не зря прожили. Если еще одному стороннему человеку - Вы перевыполнили план )
Если я смогу своему потомству привить любовь к Родине, к семье - ваше поколение не зря жизнь положило.
Айфоны уйдут, война большая все на места поставит. Пишите. Я читаю это знакомым. Читаю ваши очерки и Тимира. Без комментариев. Они сами пусть выводы делают.

+1

45

Язык мой – враг мой
Часть 3
Украинский язык и вообще.

Анекдот. Идут двое украинцев по Парижу, и вдруг одному из них захотелось в туалет. Они останавливают прохожего и спрашивают: Скажіть, будь ласка, де тут можна поссяти? Прохожий спрашивает в ответ: parle veau France? Наши недоуменно смотрят на него. Он, начиная нервничать: Do you speak english? Теперь приятели уже растерянно смотрят друг на друга. Прохожий заводится: Sprechen Sie Deutsch? Они мотают головами. Прохожий, вздохнув, пожимает плечами и уходит. Тогда один говорит другому: Дивись, Іване, яка культурна людина, скільки мов знає! Иван в ответ: Ну, і шо, воно йому помогло?

Немецкий язык был не первым иностранным языком, который я учил в школе. В 3-м классе нас начали обучать почему-то испанскому языку.
По-моему, испанский – самый простой язык в мире. Первыми словами, которые мы познали, было: «здравствуйте; до свидания; собака и осел». Несколько странный набор, но, как это будет по-испански, я помню до сих пор. Но вскоре преподавание иностранного языка в третьем классе отменили и передвинули на пятый класс, а там уже испанский заменили на немецкий.
Испанский по совместительству у нас преподавал учитель украинского языка. Хотя дома у нас по-украински никто не говорил, но владел я им достаточно свободно, читал много литературы на украинском языке, в принципе, мне было безразлично – на русском или украинском написана книга.
Можно хотя бы привести примеры из раннего детства. Ну, не совсем раннего, этого я не помню, а уже лет с 10 - 11.
Сегодня мой набор любимых книг в те годы выглядит довольно странно.
Микола Трублаїні. Глибинний шлях, Лахтак, Шхуна «Колумб». На украинском языке. Харьковский писатель. С началом Великой Отечественной войны Трублаини ушёл на фронт военным корреспондентом. 3 октября 1941 года он заменил погибшего пулемётчика и во время налёта вражеской авиации был смертельно ранен. Он был очень смелый человек, не повезло, что так рано умер. О чем были эти книги, совершенно не помню, хотя и перечитывал их в детстве по многу раз.
Юрій Збанацький. Тайна Соколиного бору. На украинском языке. О детях-партизанах. В июле 1941 года Г.О. Збанацкий оставлен на оккупированной территории Украинской ССР для организации партизанской борьбы. Создав партизанский отряд имени Щорса, Збанацкий стал его командиром. За проявленные геройство и мужество ему присвоено звание Героя Советского Союза. Больше никаких произведений Збанацкого я не читал.
Тихон СЕМУШКИН. Алитет уходит в горы. Про становление советской власти на Чукотке. По этому роману в 1949 г был снят фильм. Очень хороший.  В фильме сплошные звезды: режиссёр Марк Донско, оператор Сергей Урусевский, актеры Андрей Абрикосов, Лев Свердлин, Борис Тенин. Интересно, что недавно Владимир Познер в какой-то передаче, походя, пренебрежительно отозвался об этой книге, а также о неплохом романе Серафимовича «Железный поток». Предполагаю, что он вообще их не читал. А, может, американец-скупщик Томсон ближе Познеру, чем чукчи.
В.Г. Короленко. Сліпий музикант. На украинском языке. Эта душещипательная повесть примечательна только  своим появлением у меня. Два дома на Сумской 71 и Сумской 73 образовывали замкнутый двор, в который выходили подъезды. Не все подъезды, но многие. Например, мой подъезд №6, который приходился практически на середину дома. Между подъездами 6 и 7 была арка в доме, которая вела уже в другой двор. Окно моей комнаты находилось точно над аркой. Это давало мне возможность хулиганить. Я набирал в кружку воду и смотрел в окно. Когда жертва подходила к арке, я выливал на нее воду. По инерции человек делал несколько шагов в арку, и не мог заметить, откуда на него лилась вода. Во дворе было нечто вроде сквера, огороженного забором. То есть вдоль стен дома было небольшое пространство, шириной метров 5, а потом шел низкий заборчик. За заборчиком росли кусты и деревья, стояли лавочки, гуляли матери с маленькими детьми, мужчины играли в шахматы. В соседнем подъезде жил старик – пенсионер, который за заборчиком напротив своего подъезда устроил небольшой цветник. К уходу за этим цветником он привлекал дворовых детей. Дети копали грядки, сажали цветы, выпалывали сорняки не без умысла: старик делал за это им подарки: конфеты, игрушки, книги. Вот он и подарил мне «Слепого музыканта».
Я не учился в украинской школе, но уже один перечень моих книг на украинском говорит о том, что никакой дискриминации «мовы»  в то время не было и в помине.
Например, я выписывал и очень любил читать журнал «Всесвіт», в котором были великолепные переводчики, часто даже лучше, чем в «Иностранной литературе».
Но, кажется, в 9-м классе вышла очередная новация: желающим разрешили не изучать украинский язык. Нужно было только, чтобы родители написали соответствующее заявление. И моя мама написала. Сделала она это не из нелюбви к украинскому языку, а по чисто прагматическим соображениям: отпадал один из выпускных экзаменов, что облегчало их сдачу. Преподаватель украинского, до этого хорошо ко мне относившийся, обозвал меня «пилсудчиком», и еще долго дулся.
Но украинский язык я не забыл, продолжать читать книги на украинском языке и общаться на нем с украинцами, если они плохо знали русский язык или не хотели на нем говорить.
Однажды, в середине 90-х годов прошлого века, командировка занесла меня в Ивано-Франковск. Это было время разгула «украинского национализма», о котором нам не переставали трубить все СМИ. Типа, «если ты будешь говорить по-русски, то на Западной Украине с тобой не будут общаться, или вообще убьют».
Это меня напрягало, поскольку мой предыдущий опыт поездок в Карпаты, Буковину, Закарпатье, говорил совсем о другом.
В Ивано-Франковске я вел переговоры с руководством одного предприятия по вопросу заключения контракта. Мы сидели за столом, со стороны заказчика было еще несколько сотрудников. Я говорил по-русски, а мой визави по-украински. Мы увлеклись беседой и в какой-то момент одновременно заметили, что окружающие громко смеются. Мы недоуменно переглянулись, и вдруг осознали, что в процессе разговора я перешел на украинский язык, а мой собеседник – на русский!
Думал я еще порассуждать о языке, но что-то меня останавливает.
Горечь.
Как мог язык красоты, песни, счастья стать языком желчи, яда и злобы?
Почему язык, предназначенный для общения и взаимопонимания, вдруг становится средством разъединения, разобщения и отрицания?
Почему вообще человек умудряется превращать вещи в свою противоположность: любовь в ненависть, друзей во врагов, красоту в уродство, природу в мусорник, наконец, Рай в Ад?
И виноват ли в этом язык?
Я думаю, что виноват.
Язык имеет много уровней, или слоев, и каждый слой имеет собственную функцию. Обычно люди используют самый верхний слой, функцией которого является бытовое общение. Для большинства людей других слоев вообще не существует, потому что они ими не пользуются.
Но эти подвалы языка оказывают огромное давление на психику человека, хотя он этого в большинстве случаев не понимает.
Люди считают, что язык является средством для общения, и поэтому не ждут от него никакого подвоха.
Но понимание возникает не благодаря языку, а вопреки ему. Люди понимают друг друга, благодаря резонансу некоторых струн, которые называются душой, сердцем и совестью.
Если этого резонанса нет – не поможет никакое знание языков.
Утешает меня только одно – «свинья со свиньей не встречается, а человек с человеком всегда встретится», как говаривал Беня Крик.
До встречи, друзья!

+17

46

Выпьем и закусим
Часть 1
Алкоголь
Просматривая свои заметки, я обнаружил, что большое место в них занимает тема пития и еды.
Очевидно, это неспроста, и тема достаточно интересная.
Скорее всего, какие-то истоки моего гурманства нужно искать в отце.
Отец научил меня не бояться ресторанов и шикарных гостиниц, в которых они с матерью иногда останавливались. Помню, он повел меня в Одессе в какой-то подпольный ресторан, какие либо внешние признаки наличия этого ресторана отсутствовали. Чтобы туда попасть, нужно было пройти через помещение типичной советской столовой, затем через кухню, затем через малоприметную дверь по ступенькам – в подвальный ресторан. Все стены там были в зеркалах вместо окон. Отец был гурманом, очень любил рестораны с хорошей кухнею и старался меня к этому приобщить. Выпить он любил немного хорошего полусладкого вина типа «Хванчкара», «Твиши», или сухого «Цинандали».
В Москве в ресторане «Метрополь», над душой у каждого столика стоял официант, отец его отсылал довольно грубо. Он говорил, что все официанты – «сексоты». Рассказывал много историй о знаменитых людях, бывавших в «Метрополе», я запомнил рассказ о враче, который бальзамировал Ленина. Это был харьковский профессор Воробьев. Воробьев пил только шампанское и, напившись, прыгал в бассейн, который был посередине зала, и плавал в одежде, отфыркиваясь.
Впрочем, это было уже значительно позже, когда я учился в институте.
Впервые я попробовал водку лет в 14. Ощущения были ужасными.
Мы жили с мамой в коммунальной квартире на 5-м (последнем) этаже. Квартира состояла из трех комнат, в каждой из которых жило по семье. В самой большой комнате с балконом жил архитектор Леонид с женой Зоей и дочкой, которая была старше меня года на три, ее звали Ира. Я Леонида очень любил. Может быть, потому, что рос без отца. Он писал маслом хорошие пейзажи небольшого размера, и у нас стены были завешены его картинами. Мне кажется, что именно эти картины продавал мой отец под маркой своей фабрики художественных изделий. Леонид учил меня рисовать, и я много у него перенял.
У них была большая тумба, нижний отсек которой был забит всякими книгами, альбомами и журналами. Мне разрешалось там рыться. Там, например, я нашел довоенное издание «Золотого теленка», но он мне не понравился, я ничего не понял. Я был слишком мал. Еще я там обнаружил фотоальбом с цветными фотографиями обнаженных мужчин и женщин. Через плечо у них были перевязи с надписью «Долой стыд». Меня этот альбом притягивал и шокировал. Движение "Долой стыд" в середине 20-х годов пользовалось огромной популярностью, но альбомов таких я больше не видел.
У Леонида был один недостаток – он был запойный пьяница. Раз в год он запивал. При этом, он продавал все в квартире до голых стен, включая мебель. Если жена Зоя успевала уловить момент начала запоя, она распихивала, что могла, по соседям, к которым он потом ломился, пытаясь вытребовать «свои вещи» для продажи. Часть вещей была и у нас, но мама держалась стойко. Когда продавать уже было нечего, запой заканчивался. Затем Зоя тяжким трудом надомной портнихи восстанавливала пропитое до следующего запоя. В конце концов, она не выдержала, развелась с архитектором и вышла замуж за завмага Николая. Ира ненавидела Николая, хотя он был очень неплохой мужик. Она не могла простить ему отца.
В третьей комнатушке площадью всего лишь около 10 м2 жила семья из 4-х человек: муж Василий, жена Мария и двое сыновей Марии от предыдущего брака. Мария работала акушеркой в роддоме, а дома в этой самой комнате делала аборты девчонкам из своего села, которые шли к ней непрерывным потоком. При этом Васе было лень выходить, он присутствовал при абортах, а Мария надевала на него белый халат и представляла его как ассистента. Он сам был по специальности «номенклатурный работник». Сейчас уже никто и не знает, что это такое. Если члену КПСС удавалось хотя бы раз заполучить руководящую должность, он переходил в категорию «номенклатурный работник», то есть рядовым работником его нельзя было назначить, только руководителем неважно чего. Так как по жизни он был дурак, то долго ни на одной должности не задерживался, но всегда руководил. Запомнился случай, когда его сделали завмагом, и его круто обдурили – поставили ему бидон якобы подсолнечного масла, а на самом деле там была вода с тонким слоем масла сверху. Сразу его и уволили, и он долго не работал, все ждал руководящего места.  Он не был алкоголиком, а просто любил выпить, в подпитии становился буйным, бил мальчишек и жену, однажды даже запустил ей утюгом по голове до сотрясения мозга. Моя мама вызвала милицию, его забрали, а Мария, очухавшись, побежала в милицию, сказала, что это он ее ударил от большой любви, она претензий не имеет, и они, как голубки, в обнимку вернулись домой. Однако мальчишки выросли, стали ходить в боксерскую секцию, и однажды, когда «папаша» попытался по привычке избить Марию, они его крепко отделали с наставлениями. После этого он перестал драться, но потерял боевой дух и как бы сдулся.
Мария и Зоя периодически ругались и пугали друг друга фининспектором: Мария орала: «Вот я расскажу, что ты нелегально шьешь!», а Зоя парировала: «А я напишу куда надо, что ты аборты подпольные делаешь». Оружие было обоюдоострым, и, конечно, никто никуда не заявлял. Мирила их моя мама, авторитет которой был непререкаем. Раньше эта квартира была полностью Леонида, но после войны из-за нищеты и запоев они продали одну комнату сначала моей маме, а позже вторую – Марии. Мама заодно купила и маленькую кладовочку в коридоре, это было огромное преимущество. А вместо кухонного стола у нас стоял огромный деревянный сундук.
У нас с мамой была комнатка площадью 12 кв.м.
http://sg.uploads.ru/t/DXZ68.jpg
На фото эпоха до телевизора, но уже с холодильником.
http://s0.uploads.ru/t/12zap.jpg
На моем рисунке показан закуток этой комнаты между кроватью мамы и дверью в прихожую (занавешена портьерой).
И холодильник и телевизор появились у нас первые в нашем немаленьком доме, потому что моя мать всегда стремилась к новому. Холодильник назывался «Газоаппарат» (очень поэтичное название). Мама признавалась, что она купила его с одной целью: она думала, что в летнюю жару будет открывать дверцу холодильника, и он будет охлаждать воздух в комнате. Это была первая идея кондиционера. Номер с охлаждением комнаты не прошел, но холодильник оказался не лишним. Сохранять продукты было сложно. У Гидратов (это такая была фамилия у соседей) был балкон, а прочие жильцы ставили кастрюли с борщами и т.п. на ночь под входную дверь, там было чуть холоднее. Остальные продукты вывешивались в авоськах за окно, зимой – между рамами. Холодильник был с норовом, часто он отказывался холодить, тогда мы клали его на бок, и, полежав часа 2, он восстанавливал свои силы. Это была непростая операция, ведь холодильник был страшно тяжелым.
Еще более экзотической вещью в 50-х годах был телевизор.
Назывался он КВН-49.
По рисунку можно подумать, что экран у него был очень большой, на самом деле экранчик был маленький, поэтому в дополнении к нему на заводе выпускалась специальная пустотелая стеклянная линза, которая наполнялась дистиллированной водой, она и видна на рисунке.
Жизнь тогда была попроще и общественней, чем сейчас, поэтому «на телевизор» сходился весь подъезд. Так как наша комнатушка не могла вместить всех желающих, то постепенно из приходящих остались только соседи по квартире. Насколько я сейчас помню, было 3 канала. В основном показывали новости и фигурное катание, которое приводило нас в полный восторг. Оно было словно из другой жизни. Белоусова и Протопопов – это было нечто фантастическое.
Над кроватью у мамы в разное время висели коврики или гобелен «олени в лесу». Я спал на диване, покрытом дерматином, надо мной висел шикарный французский гобелен «Соколиная охота». Особый восторг у меня вызывало ярко-красное небо. Этот гобелен привезла из Франции родственница и подарила маме. Еще она привезла оттуда же шикарную мутоновую шубу, которую мама носила чуть ли не всю жизнь.
Между моим диваном и окном в кадке стояла настоящая пальма, младенца которой привезла мама из Владикавказа, она вымахала под потолок. Пальму я ненавидел, так как в мои обязанности входило еженедельно протирать ваткой с водой каждый листочек, потому что на них периодически появлялись какие-то твердые типа клопы, которые неизвестно откуда брались и были как бы приклеены к листьям. Кроме того, пальма собирала много пыли.
В другом углу возле окна стояла тумба с патефоном знаменитой фирмы «Братья Пате», о которой до сих пор страдает мой брат.
Это была уникальная антикварная вещь. Куда она исчезла, я не знаю. Скорее всего, выбросили, так же как медные подсвечники, самовары и дореволюционный фарфор.
На противоположной от моего дивана стороне стоял маленький фигурный диванчик, над которым висела большая картина конца 19 века. Деревенский пейзаж.
Картина была подписана, при сравнении подписей с репродукциями, я решил, что это картина известного художника Константина Коровина. Она была очень старая и потемневшая, поэтому я пацаном лет четырнадцати решил ее реставрировать. Я ее вымыл с мылом, смазал постным маслом (чтобы блестела), и масляными белилами «подновил» облака. По прошествии времени брат решил пригласить для оценки картины эксперта-искусствоведа из Харьковского художественного музея. Тот, пыхтя, с трудом взобрался на 5-й этаж, долго пытался отдышаться, потом долго изучал картину. Вердикт был такой: на Коровина, в общем-то, похоже, но «облака не те». Я молчал. Он еще долго с сомнением разглядывал картину, бормоча «не те облака» и, вздыхая, ушел. Но я и матери не сказал, что облака – это мое творчество.
Посреди комнаты стоял стол. Это было колченогое сооружение, сколоченное мамой из остатков старинного стола, так что без скатерти его и показывать было нельзя. Но в 1956 году произошло чудо. Мы поехали с мамой на Благовещенский базар, нашли там столяра, который торговал табуретками, и заказали ему стол! Круглый раздвижной стол на одной куриной ноге, красоты неописуемой! В магазинах мебели никакой не было, нужно было записываться в очередь и ждать, иногда годами. Столяр боялся показывать на базаре такое произведение (частное предпринимательство было чревато), поэтому мы с мамой через 2 недели поехали к нему домой на трамвае, и на трамвае же везли стол домой. Всю дорогу нас не покидала эйфория. Он был существенно меньше, чем наш старый стол, к тому же – круглый, так что в комнате даже появилось чуть-чуть свободного места.
Среди маминых подруг была Ольга, которая принимала у мамы мои роды в 1944 г в Бердске, и всю жизнь ей помогала. У Ольги муж Евгений был истинным запойным алкоголиком. Дочь их звали Юля, она была очень симпатичной девчонкой. Почему-то муж был также архитектором, так что у меня надолго сохранилась взаимосвязь между пьянством и искусством. Евгений был великолепным кулинаром, жену к плите не подпускал, так как пищу ее он есть не мог. Вещей он не продавал, а в запое бегал за женой с ножом и кричал: «Сама ты жидовка, и дочь твоя жидовка!». Его это очень угнетало, что дочь у него еврейка, по матери. Однажды в очередном запое он повесился на люстре.
Почему-то так получалось, что встреченные мною по жизни запойные алкоголики в свободное от запоев время были прекрасными людьми, добрыми, творческими, талантливыми и компанейскими. Это и давало силы их женам терпеть относительно краткие периоды запоев.
Но вообще на наших семейных празднествах пили немного. Это видно хотя бы по фотографии банкета в честь защиты кандидатской диссертации моей мамой в 1951 г.
http://s5.uploads.ru/t/47Vow.jpg
А вот после поступления в институт, нагрузка на печень начала возрастать. Конечно, это было еще связано с тем, что я попал в Хрущевский эксперимент: все студенты, не имевшие трудового стажа или армии, должны были параллельно с учебой работать на заводе. Вот и я работал слесарем-сборщиком на заводе торгового машиностроения. Название, конечно, несколько странное, на заводе мы изготавливали агрегаты для резки и жарки чипсов, пивные стойки с охлаждением и подогревом пива, мощные машины для чистки картофеля в столовых. Самым приятным в этой работе был сдача готовой продукции, на которую отпускались продукты, а после их приготовления все садились за стол и «на шару» закусывали. Но в цехе не пили, это делали после работы в одном из близлежащих кафе. Собственно говоря, там я и начал выпивать, причем ведь хотелось держаться на уровне матерых работяг.
А любил я сухие вина, и я не был исключением. Молодежь в массе своей (городская молодежь) также пила сухие вина. Связано это было с несколькими причинами. Первое – дешевизна виноградных вин, стоили они копейки, а в Крыму, например, продавались в бочках, как квас, и пили «сухарь», как воду. Второе – это небольшой процент алкоголя. Можно было долго сидеть за столом, потягивать винцо с легким кайфом и вести приятные беседы.
Коньяк мы практически не пили. При вечерних прогулках по городу, когда нельзя было или не хотелось сидеть за столом, мы в основном пили в разных забегаловках портвейн «Таврический» или херес. Обычная разовая доза была стакан, чаще всего с одной конфетой или кусочком плавленого сыра «Дружба». За вечер выпивали 2-3 стакана. Стакан портвейна стоил 36 копеек, стипендия у меня была 40 рублей. Вообще-то стипендия мне не была положена, так как я принадлежал к «обеспеченной семье», мама уже была доцентом. Чтобы получать стипендию, приходилось учиться на отлично, тогда давали повышенную стипендию. Был еще интересный момент – отличникам разрешали свободное посещение лекций, так что при желании, я мог любую лекцию прогулять. В общежитии почему-то чаще всего пили водку, также стаканами. О рюмках или стопках речи не было.
http://sf.uploads.ru/t/oZMC2.jpg
Все экзамены и разные праздники обычно наша группа отмечала в ресторанах. Наесться и напиться от души можно было за 5 рублей с человека. В компании всегда выбирался один дежурный, который обязан был оставаться относительно трезвым, чтобы контролировать заказ и проверять счета, официанты всегда стремились нас надуть, рассчитывая на наше состояние. Если все же денег не хватало, то в залог оставлялись часы, а окончательный расчет происходил на следующий день.
На последних курсах института обычным было после лекций зайти в столовую на углу улиц Пушкинской и Фрунзе, взять котлету с гарниром и бутылку водки на двоих, стакан водки наливался до краев, водка выпивалась залпом. Организмы были молодые, здоровые, но выдержали не все. Мой школьный друг, Тарас, сын директора Турбинного завода, спился и опустился. Одногруппник Валера, очень умный и талантливый парень, школу закончил с Золотой медалью, по пьянке за хулиганство попал в тюрьму, был, естественно, отчислен из института, вскоре после выхода из тюрьмы пьяный выбежал на летное поле и попал под винт самолета. У Васи алкоголь нашел слабое место в организме, он заболел диабетом, получил еще кучу болячек, закончилось это ампутацией ноги. Я несколько раз допивался до потери сознания, так что домой меня привозила Скорая помощь. Трудно даже представить себе, сколько я при этом выпивал, потому что бутылку водки я мог выпить без особых последствий.
Отход от регулярного пьянства для меня произошел в результате довольно своеобразной истории. В 1974 г., я прочитал документальную повесть Даниила Гранина о Любищеве "Эта странная жизнь", где была описана система учета времени выдающегося антидарвиниста, биолога-систематика А.А. Любищева. Так как мне постоянно не хватало времени, я не успевал с диссертацией, то пришел от этой системы в восторг. Я доработал для себя эту систему и пользовался ею несколько лет. Время я учитывал с точностью до 15 минут.
На столе передо мной дома и на работе всегда лежала карточка такого вида:
http://s2.uploads.ru/t/UQhSC.jpg
Все виды деятельности я, сгруппировал, и разработал систему мнемонических значков, которые легко было запомнить и отмечать в карточке. Конечно, кое-что приходилось заносить по памяти, но привычка постоянно смотреть на часы и отмечать потраченное время у меня выработалась. Мое усовершенствование системы заключалось в разработке методики анализа учтенного времени. Я ввел понятие кпд полезного использования времени, и ранжировал всю свою деятельность по этому коэффициенту. Сейчас я уже с точностью не вспомню, но примерно так. Творчество, работа над диссертацией – КПД=1, профессиональная деятельность КПД=0,8, изучение литературы по специальности КПД=0,6, чтение худлитературы КПД=0,4, сон, еда и т.п. КПД=0,2, пьянство, пустой треп и т.п. КПД=0. В конце дня я вычислял средний КПД дня. Затем я попытался выяснить, с чем коррелирует КПД, с какими событиями. И оказалось, что минимальный КПД был не в день пьянки (пили-то, как правило, вечером), а на следующий день после нее. Более того, оказалось, что пьянка имеет отдаленные последствия, то есть даже через день после нее КПД, хотя и был выше, чем накануне, но все равно ниже среднего. Чтобы улучшить возможность численного анализа, я начал присваивать пьянкам коэффициент тяжести пьянки (КТП), который условно говоря, равнялся количеству алкоголя, деленного на произведение времени пьянки на количество закуски.  Можно сказать, что для определения КТП я использовал экспертный метод, причем экспертом был я сам. Оказалось также, что, чем выше КТП, тем ниже КПД. Причем, здесь не было места случайности. Этот анализ повторялся из месяца в месяц. Это меня потрясло. Мне ведь казалось, что выпивка на мне никак не сказывается, проходит без всяких последствий.
Кроме того, я заносил в ежедневник конкретные дела, что позволяло в конце месяца проанализировать затраты времени.
Каждый месяц я составлял отчет и отсылал его братьям. Они, конечно, по-братски посмеивались надо мной.
http://sa.uploads.ru/t/xtdhg.jpg
http://s6.uploads.ru/t/ivgqH.jpg
Кроме того, я делал анализ в годовом разрезе, строил графики, чтобы можно было увидеть тенденцию изменения показателей.
Такой контроль затрат времени я проводил с 1974 по 1977 г, до защиты диссертации, а затем прекратил, так как основная цель этого мероприятия была достигнута.
Еще раньше, я дал себе зарок никогда не брать в руки карты, так как игра в преферанс отнимала у меня массу времени. Просиживали мы за преферансам ночами, естественно, выпивали при этом. После этого зарока я никогда больше не играл, даже в дурака.
Однажды мне это решение, возможно, спасло жизнь. Я прилетел из очередной командировки и в аэропорту поддался на уговоры таксиста, вместо того, чтобы поехать автобусом в Москву.  Таксист, якобы, набрал еще трех пассажиров, причем они сели так, что я оказался зажат на заднем сиденье. Мы поехали, и один из попутчиков предложил показать какую-то новую игру в карты. Все охотно согласились, но я сказал, что дал зарок и карты в руки не беру, как они ни пытались мне эти карты всучить. Тогда они решили, что не поедут в Москву, а поедут играть в карты в какое-то известное таксисту место в окрестном лесу. Я понял, что дело плохо. Когда таксист остановился на заправке, я выскочил из машины. На виду у людей, они не могли мне ничего сделать, заправились и поехали назад в аэропорт искать такого же лоха. Подвез меня в Москву частник, который рассказал, что по весне в окружающем лесу ежегодно находят трупы.
Я не бросил пить совсем, и такого зарока не давал, но резко ограничил свое участие в пьянках и уменьшил количество выпиваемого.
Очевидно, мне просто повезло, среди моих родственников есть алкоголики, мучающие свои семьи, а часть моих школьных и институтских друзей просто погибли в молодом возрасте.
Меня спасли писатель Гранин и ученый Любищев, так что наука и литература также могут принести какую-то пользу.
Хотя, конечно, я не ханжа и не абстинент, люблю выпить и получаю от этого удовольствие. Выпить, но не напиться. Виски, хороший самогон, хорошую водку. Из коньяков я признавал только французский, но сейчас он стал для меня недоступен.

+19

47

march-yu

   Спасибо! Очень интересно.

+1

48

[b]march-yu[/b]
Спасибо, мне реально было приятно и интересно прочесть. С чем то я не могу согласиться, с чем то в натяжку, а где то на все 100% подмечено с фотографической точностью.
Одним словом СПАСИБО.
P.S. Я наверное младще Вас, но помимо многих мест где побывал, мне в жизни тоже повезло встретиться со многими разными людьми. Разными по многим параметрам. Был среди них и в прошлом полицай каратель Григорий Лакуста (Стадноюк его хорошо описал в "Карателях"), есть и настоящий Вор с которым я в детстве учился в одном классе и наши кровати стояли рядом, был очень интересный товарищ деда, прошедший Испанию, Финляндию и ВОВ, а после отсидевший за длинный язык, четыре года тому судьба мне сделала подарок в виде знакомства с живущим по соседству от родителей герром Фольком, очень занятный человек, такого количества старых фото и всяких военных"раритетов" я никогда не видал. В свои на тот момент 93 от очень четко все произносил и сыпал датами и событиями, как из пулемета. Было еще очень много довольно разных людей. Но это Ваша ветка, и признаться читать ее интересно.

+1

49

babaka правильно написал, что это не наша ветка, но не удержусь. О телевизоре КВН-49 и коллективных просмотрах передач можно писать бесконечно. Но не многие знают, что первый телецентр в Украине был открыт в Харькове, и был он любительский. В местном радиоклубе добровольцы собирали пожертвования - необходимые радиодетали. Правда, этот телецентр демонстрировал только кинофильмы, видеокамер у него не было. Кажется, я не ошибаюсь, потому что в это время я был постоянным посетителем радиоклуба.

+2

50

veterF написал(а):

march-yu написал(а):
Родина там, где живут люди. Люди, которые плачут, когда тебе больно, смеются от радости, когда ты счастлив, понимают тебя с полуслова и без слов, люди, которым можно доверять в любой ситуации. Которые работают, не глядя на часы, лезут в пекло, не оглядываясь на законы, вытаскивают совершенно незнакомого человека из-подо льда, а не звонят 911.  Когда тебе плохо, они не будут говорить: «сходи к врачу», «подай в суд», «вызови полицию» и т.п. Они скажут: «чем я могу тебе помочь?».
как же сильно сказано

Простите, не смог удержаться. Почему то на ум пришел огромный, старый и добрый пес волкодав, концентрация всего Вами выше перечисленного. Примерно такой  http://www.zoopicture.ru/irlandskij-volkodav/

Отредактировано babaka (2016-08-04 10:17:35)

0

51

march-yu:cool:
в школе по сочинению у вас пятерки были?

+1

52

Sneg написал(а):

march-yu,  :cool:
в школе по сочинению у вас пятерки были?

У меня по всем предметам пятерки были.

0

53

Sneg написал(а):

march-yu,  
в школе по сочинению у вас пятерки были?

Умение красиво говорить, писать, высказывать мысль - результат чтения книг. Не игры в планшет или там еще что, а именно книг.
Мне очень нравится читать, пишите. Жду часть два.

В итоге можно все заметки собрать в книгу. Для себя, для потомков ваших. Думаю, им будет интересно

+4

54

pecheur написал(а):

Sneg написал(а):

    march-yu, 
    в школе по сочинению у вас пятерки были?

Умение красиво говорить, писать, высказывать мысль - результат чтения книг. Не игры в планшет или там еще что, а именно книг.
Мне очень нравится читать, пишите. Жду часть два.

В итоге можно все заметки собрать в книгу. Для себя, для потомков ваших. Думаю, им будет интересно

Будет и про чтение книг, чуть попозже.

0

55

Очередное путешествие состоялось... :cool:
Машина времени существует! )

+1

56

Выпьем и закусим
Часть 2
Колбаса и другие
Почему бы не вспомнить о колбасе? Колбаса достойна гимна. Правда, такой гимн уже написал Юрий Олеша в повести «Зависть», мне до такого далеко. Просто вспомню этот продукт советской эпохи, который уже никогда никому не восстановить. И зарубежные колбасы перед ними меркнут, а про наши нынешние и говорить нечего. Только названия и остались, но того вкуса, аромата нет и близко. Не все, конечно, но вспоминаются некоторые особо, как связанные с разными событиями моей жизни.
Колбаса №1 была «Конская», которой нас кормили в пионерлагере. Мне тогда было лет 8-9. Это была действительно колбаса из конины. Наверное, И.В. Сталин, раздраженный преимуществом немецких танков перед конницей Буденного, на которую он возлагал большие надежды, приказал пустить всю эту конницу (жаль, что не вместе с Буденным) на колбасу. Мне эта колбаса казалась сказочно вкусной, так как в доме у нас колбасы практически не бывало. А если бывала, то не сама по себе, а в качестве вложения в белорусский кулеш, который часто варила моя мама. Она ведь родилась в Белоруссии, в селе Могилевской губернии. Рецепт этого кулеша вы не найдете ни в одной поваренной книге. Он несколько напоминал по виду заваренный картофельный клейстер. Таким клейстером мы клеили обои. С комочками, но главное – этот клейстер божественно пахнул колбасой и обрезками прикопченой ветчины, и съедался очень горячим. Я любил этот кулеш, но, по мере роста благосостояния нашей семьи, мама варила его все реже, а потом и вовсе перестала. Вот с тех пор любой запах копченого мяса вызывает у меня слюноотделение. Когда я стал постарше, колбаса появлялась на праздники, но опять же, не как индивидуальный продукт, а в качестве составляющего оливье, без которого не обходился (и до сих пор не обходится) ни один праздничный стол. Но это была уже не конская колбаса, а нежнейшая ароматная любительская. Жаль, что в оливье ее было так мало.
Еще вспоминается, как праздник, колбаса под названием «Брауншвейгская». Я уже учился тогда в институте. И даже получал стипендию. Так как я был на полном мамином обеспечении, то эту стипендию пропивал, проедал и тратил на книги (представьте, на это все хватало). На Сумской ул., напротив памятника Тарасу Шевченко был очень интересный гастроном, в котором появлялись периодически очень нестандартные продукты.  Я не знаю структуры советской торговли, но почему-то в продовольственных магазинах был вовсе не одинаковый ассортимент, как это можно себе представить, исходя из принципов планового хозяйства и тотального распределения. То есть, оставаясь по форме государственными, магазины по внутренней сущности были частными, и каждый завмаг искал разные пути для того, чтобы в его магазине появлялся интересный товар. Например, в одном захолустном магазинчике на окраине Харькова часто появлялись настоящие грузинские вина, и весть об этом распространялась среди любителей быстро. А в гастрономе на Сумской, единственном в Харькове, всегда был большой выбор армянских коньяков и портвейнов. А какие названия: «Аштарак», «Айгешат»! Вот в этом магазине мы и увидели однажды «Брауншвейгскую». Ее заоблачная цена нас так заинтриговала, что мы купили граммов 100. Мы ее не ели, мы ее смаковали, отрезая полупрозрачные тонюсенькие ломтики, чтобы растянуть удовольствие. А сейчас, каждый, кому не лень, изготавливает колбасу с таким названием, позоря славный город Брауншвейг и гордое имя колбасы.
Трудно остановиться! Напишу еще про сырокопченую советскую корейку. Когда я работал в Гипрококсе, меня вместе с начальником нашего вычислительного центра послали в Москву на курсы повышения квалификации в Московский химико-технологический институт (на 3 месяца!) на кафедру химической кибернетики под руководством академика В.В. Кафарова. Жили мы в общежитии для аспирантов, и с нами в комнате жил еще доцент из политехнического института. Время мы проводили достаточно однообразно. Днем ходили на лекции, а вечером садились играть в преферанс, проигравший оплачивал и готовил ужин. Так как играли все примерно одинаково, то и оплата никого не напрягала. Ужин мы покупали заранее, уже через несколько дней мы его оптимизировали по вкусу и стоимости. Состоял он из огромной сковородки жареной картошки, около килограмма сырокопченой корейки, купленной обязательно в Елисеевском гастрономе, и бутылки водки. В Харькове, и вообще больше нигде и никогда я не ел такой изумительной сырокопченой корейки. Но, может быть, вкус ей придавали преферанс, картошка и водка?
А сыр? Сыр я очень любил (и сейчас люблю). Но советский «Швейцарский» я ел лет 40 тому назад. Нынешние «Швейцарские» отличаются от них, как газетная бумага от «Докторской» колбасы. Вкус этого сыра ни с чем нельзя было спутать. Почему-то среди нынешних импортных сыров такой «Швейцарский» отсутствует. Да и в Германии мне не пришлось его есть. Он был существенно дороже других сыров и мы покупали его по 100 г и просили нарезать. Дело в том, что холодильники в пору моего детства были редкостью, поэтому покупались сыры и колбасы непосредственно к столу, чтобы их не нужно было  хранить. Продавщицы умели нарезать сыр тонюсенькими ломтиками, такими большими широкими ножами. Конечно, невозможно было готовить каждый день на один день, поэтому первые и вторые блюда на ночь выставлялись под входную дверь в квартиру, где из-под щели дуло - это и был холодильник. Но сыр «Рокфор» можно было держать только в холодильнике, из-за запаха. «Рокфор» в нашей семье обожали все. В Харькове купить его было невозможно (просто никогда не было в продаже), поэтому мама привозила его из командировок в Москву. Там он тоже не везде продавался, но бывал в магазине «Сыры» на ул. Горького, и в «Елисеевском». Его нужно было тщательно упаковывать, иначе попутчики могли запросто выкинуть вас из поезда. Когда мама привозила «Рокфор», можно было быть уверенным, что вскоре появится мой отец. Но однажды произошел кошмарный случай. К нам пару раз в неделю приходила домработница Катя, она убирала и готовила обеды, и присматривала за мной, когда я приходил из школы. И вот один раз, зная, что дома меня ждет «Рокфор», я быстро взбежал на 5-й этаж и ринулся к холодильнику. И в ужасе увидел одни только корочки от сыра (там было полголовки). Катя вошла в комнату и радостно сообщила, что мы забыли про сыр, он заплесневел, и ей пришлось вырезать и выкинуть всю плесень. Чувства мои передать словами невозможно. Аналогичное по силе чувство я испытал значительно позже, когда меня первый раз бросила девушка.
А самым любимым моим сыром был «Голландский». С ним тоже связана забавная история.
Шахматного таланта у меня не было, но в секцию при институте меня взяли. Хотя и не сразу.
В институт я поступил в 1961 г.
С началом занятий нужно было определяться с физкультурой, – в какую секцию идти. Так как я никаким спортом никогда не увлекался, то на пробу взяли меня и еще несколько таких же задохликов в секцию фехтования. Там не нужны были сильные мышцы. Преподавала у нас мастер спорта, на тот момент очень сильно беременная. Она не могла на меня нарадоваться и всем ставила в пример. Это произошло из-за неправильной методики занятий. Методика – это главное!
Занятия заключались в обучении правильной стойке, правильным передвижениям и правильным позициям рапиры. Удары отрабатывались на матах. Вся беда была в том, что маты не могли ответить ударом на удар. Зато координация у меня была потрясающая, все стойки и выпады я запоминал сразу и с легкостью воспроизводил. Я даже сейчас, наверное, могу стать в правильную стойку. Но оценки в зачетную сессию нам ставили по результатам учебных боев. Я становился в правильную стойку, правильно держал рапиру, а ко мне совершенно неправильно на прямых ногах подходил противник, и я глазом не успевал моргнуть, как он неправильно наносил мне 3 укола, на чем бой и заканчивался. И я в полном недоумении оставался красиво стоять с бесполезной рапирой в руке. Это, конечно, было подло с их стороны. Тренер(ша) была жестоко разочарована. Такого она в своей жизни не видела. И выгнала меня из секции в общеоздоровительную. Но там мне тоже засветило отчисление, так как я не мог даже 1 (один) раз подтянуться на перекладине.
Что мне было делать? И я пошел в самый спортивный из всех спортов: в шахматы.
В шахматы я любил играть с детства. Вообще тогда в шахматы играло все население Советского Союза. Впереди планеты всей мы были не по ракетам и балетам, а как раз по шахматам. Что за имена были! Алехин, Ботвинник, Смыслов, Таль…
В нашем доме жил мальчик Алик Буховер. В замкнутом дворе нашего дома мужчины с утра до вечера играли в шахматы. Детей туда не допускали. Исключение делали только для Алика. Ему было, наверное, лет 8-10. Он не мотался с воплями по двору, не бегал по крышам, не дрался, не играл в стеночку, не строил на заднем дворе халабуд из камней. Он выходил в чистом отглаженном костюмчике, белой рубашке с галстуком (!), с шахматной доской под мышкой и садился играть на вылет. Он играл до тех пор, пока мама не звала его домой. Он быстро доигрывал партию и уходил непобежденным. Противники валялись на клумбах в глубоком нокауте. Они не могли понять, что этот пацан с ними делает. Признать, что он просто играет лучше их, они были не в состоянии. Однако, с некоторых пор, Алик перестал выходить играть. Прошел слух, что на почве шахмат он слегка двинулся умом, и врачи запретили ему играть. Не знаю, насколько это была правда, но я в нее тогда свято верил. Хотя, на самом деле, ему, скорее всего, просто надоело играть с дебилами. Дальнейшая судьба Алика мне известна по некоторым публикациям, он, действительно, подавал большие надежды, был даже чемпионом Харькова, затем эмигрировал в США. Его шахматная карьера на этом закончилась.
В шахматы очень хорошо играл мой отец. В молодости он был мастером спорта по шахматам, ну или кандидатом в мастера, сейчас точно не помню. В любом случае, мастера спорта в 30-е годы играли лучше, чем некоторые гроссмейстеры в 60-е и позже. Отец рассказывал, что однажды он сыграл любительскую партию на пляже в Одессе вничью с чемпионом мира Максом Эйве, когда тот отдыхал в России. Чемпионы мира и на пляже играют как чемпионы мира, они просто не умеют иначе. Эйве был удивлен и уговаривал отца посвятить себя шахматам. Кое-какие нестыковки в этом рассказе есть, например, Эйве сам не был профессиональным шахматистом, с чего бы ему отца уговаривать? Но играл отец прекрасно. Он давно перестал играть в шахматы, но иногда садился со мной за доску. Я уже тогда играл на уровне 1-го разряда. На уровне – значит, выигрывал у перворазрядников, один раз даже свел вничью партию с известным в Харькове мастером спорта Мицкевичем. Но с отцом мне было нечего делать. Он беседовал с моей матерью, мельком взглядывал на доску, моментально делал ход, и мне скоро нечем становилось дышать. Впечатление было такое, что я попадал в железные тиски. Это меня так же злило, как тех мужиков, что играли с Аликом. Поэтому я редко с ним играл, не понимал, как это у него получается. Я ведь к тому времени уже изучал шахматную теорию, много играл, в общем, был прилично выше любительского уровня. А любил отец, как ни странно, играть в домино и карты!
К чему я это все? Внимание! Отец был разносторонне талантливым человеком. Он работал начальником производства в коммуне Макаренко (нет, он не был беспризорником), затем в годы войны он был заместителем директора завода ФЭД, хотя у него не было даже законченного среднего образования. После войны в результате какой-то темной (для меня) истории он стал директором харьковской фабрики художественных изделий.
И вот, после игры с Эйве, перед ним встала дилемма: посвятить себя полностью шахматам или делать советскую карьеру. Правда, так тогда не говорили, слово «карьера» было ругательным и презираемым. Говорилось о благе народа, в отличие от карьеры шахматиста для себя. Это была серьезная дилемма, хорошие шахматисты могли очень неплохо зарабатывать. Но, совмещать эти два направления было невозможно. Чтобы стать не просто хорошим шахматистом, а профессионалом, нужно было отдаться этому полностью. Во всяком случае, так отцу тогда казалось. И он выбрал другой путь, которым и прошел всю жизнь. Был ли он счастлив последние годы своей жизни, до того, как сломал шейку бедра и слег, я не знаю.
Впрочем, я опять отвлекся, уж извините, жизнь такая разносторонняя, и все связано со всем.
Один раз в нашу шахматную секцию пришел чемпион мира по международным шашкам Исер Куперман. О, вот были времена! Чемпион мира, которого за месяц до этого после выигрыша мирового первенства принимала голландская королева,  поехал по городам и весям Советского Союза, и без охраны, и на общественном транспорте, ходил по клубам, по шахматным секциям, и агитировал за игру в шашки! Он меня просто очаровал показом шашечных комбинаций, которые были математически более строгими, чем шахматные, не такими кудрявыми, а, так как я любил математику, то и шашки открылись для меня другой стороной. Но шашистом, как и шахматистом, я не стал. Правда, однажды я почти месяц пролежал в больнице, там было скучно, и я играл с однопалатниками в шашки. Я им давал 2 шашки форы и выигрывал. Кто играл в шашки – тот знает, что 2 шашки форы – это больше, чем фора ферзя в шахматах.
Куперман выиграл чемпионат мира в Голландии и, конечно, не мог не привезти оттуда головку голландского сыра. На сыр и на Купермана потянулись гости, родственники, друзья и знакомые. А из-за чрезвычайно общительного характера Исера, их у него было много. Гости приходили, восхищались сначала сыром, потом Исером, потом голландской принцессой, уходили, и их сменяли другие. А сыр таял. Тогда жена Исера побежала в магазин и купила головку нашего  «Голландского» сыра и представила его как привезенный из Голландии. И представьте себе, гости были уверены, что этот сыр значительно лучше, чем наш советский!
И надо было Исеру Куперману эмигрировать в 1978 г в Израиль, чтобы умереть в Бостоне в возрасте 83 года в 2006 году? Чего ему еще не хватало? Сыра? Между прочим, он 7 (!) раз становился чемпионом мира, но ни разу – после эмиграции!

+14

57

Отлично. : )
Зы
О колбасах, есть предприятия которые готовят по ГОСТу 30х годов.

0

58

Sneg написал(а):

Отлично. : )
Зы
О колбасах, есть предприятия которые готовят по ГОСТу 30х годов.

Ел я этот ГОСТ...

0

59

ИНЕ написал(а):

Насчёт 30-х — не уверен, то по ГОСТу экс-СССР — точно есть. Ключевой косвенный признак для определения подобного рода колбасы — «варёнка» «Докторская» — от 50$ за кг, если речь идёт о рознице в Москве. Жители мкадья ласково называют её — «гостовская».

Я смотрел передачу не так давно, "Среда обитания" тема" вкусовые добавки". Репортаж с мясокомбината. Делали докторсткую колбасу, два варианта с добавками и без.Главный технолог показывал рассказывал. И он говорил, что практически все пользуются ГОСТами еще 30х годов.  Фактически все дело в качестве мяса. Если использовать хорошее мясо , то результат будет у всех один. Кстати без добавок колбаса была ужасная и на вид и на вкус.

0

60

ИНЕ написал(а):

Всё верно, без добавок — синючий кусок непонятно чего.

именно, пробу снимали проф дегустаторы, лица у них были  :insane:  когда пробовали колбасу без добавок... про оценки говорить не стоит :D
ps
был удивлен, на сто кг мяса там тех добавок с комариный писюн.
кстати просмотр этой передачи меня и сподвиг на изготовление по технологии сыровяленного мяса, не так страшен черт , как его малюют.

Отредактировано Sneg (2016-08-06 12:07:21)

0


Вы здесь » Donfish.org: Рыбалка в Донбассе » Беседка » Заметки на полях прожитой жизни